Собачьи сердца: продолжение

Ситуация по убийству собак 22 августа на Пятницкой. Отчет о происходящем. Понедельник 25 августа. Об этом писал Евгений Левкович. Кратко – нас гоняли. Пытались слить. Мы были у одного участкового – мл. лейтенант Евгений Борисенко, который принимал с нас 22 августа заявления, брал объяснения. ОВД Замоскворечье. Он знает все.

Спросил у него номер КУС о приеме нашего заявления от 22 августа. Он вынес бумажку – вот, мол, вам участкового ФИО – к нему. Я – номер о приеме заявления выдайте плиз. Ушел, пришел, выдал. Номер – 105 КУС 15671 от 25 авг. 2014. Отправил нас в опорный пункт полиции в Климентовском 6 (через дорогу от которого умирали собаки, когда я их нашел, и фактически перед местом, где на пустыре мы похоронили вторую собаку) – к участковому майору Боголепову Александру. Тот приоткрыл дверь и усталым голосом сказал, что передал дело в отдел дознания ОВД, «какой-то Ольге молодой, она там недавно».

Пошли обратно в ОВД Замоскворечье. Гонки по этажам. Дама в гражданском, которая пошла узнавать, кто это дал нам номер от 25 -го на заявление от 22-го. Пошел за ней. Она зашла в кабинет, я открываю дверь и слышу, как она говорит улыбающимся коллегам: «Там эти (жест пальцем у виска), защитники животных пришли». Я говорю ей в спину: «Ну не только защитники, еще и журналисты». Поворачивается. Смущение.

 

Огонь на себя берет некий мегаулыбчивый радушный  капитан, который ведет нас в дежурку, по лестнице говорит, мол, ну умерли две собачки, ну что теперь, ну отравились. Я говорю, подождите – не отравились, а отравили. Он – а вот это еще не известно.

 

Просит написать второе заявление-приложение к первому, в котором указать место захоронения собаки (первую собаку куда-то увезла управа, пока я ждал полицию у трупа второй).

 

Дает второй КУС номер – 15834 от 25 авг. – это от приложения к первому заявлению.

Я говорю, мол, ага, а первое заявление потеряли уже, да? Он – нет, мол, все хорошо, а первая собака даже в неком морозильнике где-то. Хорошо.

 

Ищем все начальника отдела дознания ОВД Замосковоречье Бахтарову Ольгу.

«Она в прокуратуре». Телефон, естественно, никто не дает – мобил дать не можем, а городской - у нее шнур оборван – говорят в дежурной части.

 

Всю эту неделю, узнав телефон-таки их отдела дознания, пытаюсь звонить ей – ее на месте никогда нет или трубку не берут. Оставляю свой номер телефона, чтобы Ольга Олеговна мне перезвонила. Звонков нет. Неделю.

 

Сегодня 1 сентября, собрались опять в 15 часов у Новокузнецкой – спасибо всем, кто пришел. Идем в отдел.

 

На КПП записывают только меня. Остальных, в отличие от недельной давности визита, не записывают уже.

Идем в дежурку, спрашиваем, как пройти в отдел дознания (хотя прекрасно знаем уже). Подсказывают вежливо. Заходим в один кабинет на 4 этаже. Там говорят – а Ольга Олеговна опять в прокуратуре…

 

Узнаем ее номер кабинета – 403. Идем туда. Оказывается – вот молодая девушка в коридоре это она (наткнулись случайно)! Ольга Олеговна, а мы к вам!!! (Хотя уже написал записку ей хотел оставить со своим номером телефона).

 

Заходим к ней в кабинет – она объясняет, мол, в прокуратуре ДАЛИ ДОБРО, чтобы это дело рассматривать. Она передала все материалы для доработки начальнику участковых – майору Андрею Баканову, который «всегда на месте».

 

Начальник отдела дознания очень вежлива и сочувствует. Приятно и удивительно, очень надеюсь, что это не связано с публикациями в «Афише-город» и «Говорит Москва» (письма после публикации материалов я получаю до сих пор, многие очень интересные и по делу – видимо буду публиковать, но без указаний авторов).

 

Майора Баканова на месте нет. Зато оперуполномоченный, который провел с нами и трупом собаки 22 августа полночи отводит меня в сторону и 10 минут кое о чем просит, о чем пока не могу сказать – это нечестно, я обещал ПОКА помолчать.

 

Удивительным образом через дежурного по ОВД обнаруживаем, что наш майор, старший над участковыми, Андрей Баканов сидит в дежурной части ОВД. Зовем. Занят. Ждем.

 

Минут через 15 выходит, спрашиваем, говорит, что все материалы отправил майору…Боголепову, который сидит в опорном пункте  в Климентовском.

 

Прошлый раз этот майор потратил на нас меньше минуты через полуоткрытую дверь.

Звоним в дверь в опорном пункте. Открывает. Узнал причину визита, приглашает внутрь, только просит «не заходить всей толпой, а то тут душно».

Мы говорим, мол, нас сегодня меньше, войдем все. Входим к нему в кабинет, знакомимся.

 

Далее игра. Во-первых, что он может сделать, если не установлена причина смерти? Отвечаем – есть признаки, описания свидетелей.

 

Где труп? Отвечаю – вот вам имя и номер телефона человека из управы, который делал укол Чернухе и сказал полиции в ту ночь, что труп первой собаки увезли «на их полигон» коммунальщики (это тот труп, который, якобы «в холодильнике» неком).

 

Записывает. Далее жалуется – я только что звонил в СЭС, они должны делать эксгумацию и давать заключение о смерти. Но они, блин, отказываются!

Подсказываем – напишите им запрос. Пусть дадут ответ, с этим ответом мы напишем заявление в прокуратуру и в суд.

 

Мы хотим помочь полиции в их работе, понимаете, товарищ майор? У нас есть фото-видео, у нас есть место, где лежит второй труп, контакты, свидетели, записывайте, товарищ майор!

 

Итог. После всех переговоров о значимости граждан и полиции в социуме (мы должны были искать ветеринара в час ночи, чтобы он взял пробу, потому что полиция не может найти своего ветеринара? Или мы должны были охранять труп до утра, чтобы ветеринар объявился? Или мы должны были бросить труп на улице и уехать домой, потому что метро закрывается и холодно вообще то? Или мы должны были нести труп в ОВД и там сдавать его под расписку дежурному? Или я должен был нести труп к себе домой в холодильник, но собака большая и в холодильник мой не поместится? Мы должны были помогать полиции выполнять ИХ работу? Мы итак делали это как могли…), договорились.

 

Но сначала – сроки. Когда было убийство? – спрашивает майор. 22-го. Сколько, товарищ майор у вас осталось дней до принятия решения о возбуждении уголовного дела или об отказе? 10 дней, правильно, я ничего не забыл? Вроде бы не так давно с милиции ушел. Так! Говорит майор, значит сроки кончились!!! Нет, майор. Заявление принято 25 августа. Значит – у нас срок до среды.

 

До среды, ребята.

 

Вот что нам надо сделать до среды:

Первое – найти организацию, которая может по трупу с 22 августа (в песке, на глубине более полуметра, сверху целлофан на теле, потом насыпь песка), сделать эксгумацию (выкопать могу сам), взять анализ тканей на наличие отравы. Установить причину смерти. Дать заключение, которое будет не «общественным мнением», а юридическим документом с печатью и тд. Чтобы его подписал эксперт с определенным профильным образованием и стажем.

 

Второе – узнать, сколько эта процедура стоит. Сколько времени она занимает.

 

Третье – объявить в ФБ сбор средств – отчетность и прочее сделаем все вместе – есть Яндекс-кошелек у Интеркавказа, можно использовать его, или банковские карты у нас у нескольких человек, кто ходил в ОВД.

 

Четвертое – провести процедуру, получить заключение, оплатить услуги.

 

Пятое – если не успеваем по срокам – есть телефон моб. Майора Боголепова (обменялись с ним сейчас) – звоню ему и говорю, чтобы не закрывал дело, а продлил сроки – будет справка о смерти. Если он не послушает – есть свидетели, дело общественно значимое, иначе я пишу заявление в прокуратуру о ненадлежащем исполнении своих обязанностей определенных должностных лиц.

 

Запускаем расследование. Следим.

При этом: от международной организации Фонд помощи животным «Дарящие надежду», договорились, они пишут на своем бланке запрос в ГУВД и МВД – по поводу происходящего, с указанием нарушений в работе полиции в этом деле и просьбой предоставить информацию на данный момент о происходящем.


Пока так. Все что могу пока сказать. Спасибо всем юристам, журналистам и всем неравнодушным людям, которые помогают. Нужна ваша помощь и далее. Надеюсь все получится. Может никого и не найдем, но отношение к ситуации изменим. Уже что-то меняется. Не скажу, что очень в хорошую сторону, эта вежливость – это не из-за того, что они все прониклись, это элементарная их безопасность и страх за свое место. Ну пусть боятся. И работают. Мы им за это платим. Не можете работать – уходите, пусть на ваше место придут те, кто сможет.

P.S. ОБНОВЛЕНИЕ:

Договорился с ветеринаром об эксгумации и проведении вскрытия, анализе и составлении заключения о смерти. Попался хороший мужик. Нравнодушный. Выработали с ним план, как завтра поступать. Все опишу позже. Осталась мелочь - надо собрать всего 3 000 рублей для оплаты экспертизы. Пока 3 000. Если деньги не понадобятся, ветеринар сказал, что, возможно, в зависимости от того, в каком сейчас состояние тело, может ничего не получится, деньги отдадим в собачий приют. Каждая копейка под отчет.

Ветеринар также предупредил - может ничего не получится. Но я решил так - пусть попробуем и не получится, чем не попробуем...

Спасибо, всем, кто сможет помочь, сумма смешная, но сейчас и таких денег нет. Поэтому, если по 50-100 рублей скинемся - может наскребем и сделаем экспертизу. Думаю, прорвемся. Заранее всем спасибо,

Чтобы собрать быстро - на Интеркавказе есть Яндекс-кошелек. 

Он такой:

Отправить Яндекс.Деньги на счет 410011059021979

Это тут:

http://www.interkavkaz.eu/support

(Внизу страницы)

Есть еще банковская карта - если кому удобно - поставлю реквизиты в Facebook.

Срок у нас до среды. Но если все пойдет нормально, напишу заявление в ОВД с просьбой продлить сроки, чтобы мы сами добыли справку о причинах смерти.

Надеюсь, все у нас получится. Всем спасибо. Неравнодушным.

 

 

 

31/8/2014
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube