Чечня, территория России

13/5/2013 чечня,

Десять лет назад Чечня обрела собственную конституцию. Авторы и любители этого документа считают его главным достижением то, что он закрепил принадлежность Чечни к Российской Федерации. Как живется тамошним россиянам спустя десять лет после этого исторического события?

Чечня, территория России

Юбилей чеченской конституции в Грозном отмечали широко: конгресс СМИ «Золотое сечение» под эгидой спикера парламента Дуквахи Абдурахманова,

Праздничные мероприятия с участием глав субъектов Федерации и Мурата Зязикова (бывшего главы Ингушетии), молодежный марш по центру Грозного, «кадыровские чтения»,  конкурсы чтецов Корана, баннеры «Десятилетие Конституции Чеченской республики» обильно украсившие горную местность Чечни…

Кто и что празднует

По официальным данным, в 2003 году во все еще не спокойной Чечне в голосовании приняли участие более 88 процентов жителей, из которых 96 процентов высказались в поддержку основного закона ЧР. Главное в этом документе – подтверждение статуса республики как субъекта Российской Федерации, а также закон о выборах президента Чечни. То есть, официальное голосование во время войны сепаратистки настроенных чеченцев  вообще не выявило. Вооружившись данными референдума, Россия провела «чеченизацию конфликта», результатом которой стало президентство пророссийски настроенных Кадырова-отца, а затем сына, и Чечня в таком виде, в котором она существует сегодня. Так что референдум оказался действительно эпохальным событием.

Председатель парламента Дукваху Абдурахманова сомнения по поводу результатов референдума не смущают. С его точки зрения, Чечня — самый легитимный регион России. «Чечня сегодня является единственным регионом России, определившим свою судьбу на референдуме», - заявил он. В целом его выступление перед журналистами больше напоминало диалог с самим собой: «Не мы разрушали то, что теперь восстанавливается! А вы посмотрите на Большой театр или Олимпиаду в Сочи. Не надо говорить, что только Чечня дорого стоит России». ( Можно предположить, что повод для этих размышлений вслух дала Счетная палата, которая недавно обнаружила в Чечне нецелевое использование 8 миллиардов бюджетных рублей).

Можно заметить, что выступления в режиме монолога среди чеченских чиновников – это тенденция. Рамзан Кадыров, появившийся на форуме СМИ в торжественной черной рубашке и с медальоном с сурой из Корана на груди (что выгодно отличало его, например, от министра печати Мурата Тагиева, который щеголяет значком из серебра с бриллиантами с аббревиатурой «КРА» - Кадыров Рамзан Ахматович) объяснил это отсутствием достойных собеседников. «Я вообще плохо отношусь к СМИ. Я сказал - дам интервью тому, кто задаст мне такой вопрос, от которого я покраснею! Вне очереди! Но даже Максимовская (Марианна Максимовская – ведущая программы «Неделя» на Рен-ТВ – ред.) задала вопросы школьника!» - сообщил президент Чечни.

В отсутствии острых вопросов Рамзан Кадыров ставит их сам и сам на них отвечает. «Мы сегодня выиграли и экономически, и политически, мы сегодня сказали всем, что Чеченская республика — часть Российской Федерации. Мы сделали свой выбор, мы бережно относимся к Конституции..  Да,  были моменты... Мы никогда не забудем сталинский режим, но мы должны оставаться в России, делать общие шаги... Россия — наша страна, так же как и Путин — наш президент». И да, чтобы не забыть: терроризм в Чечне побежден, его больше нет.

Но проблемы, конечно, остаются, особенно в области соблюдения прав животных. В Европе, правда, не в Чечне. Вот как выглядит ситуация по версии Рамзана Кадырова при сохранении авторского стиля изложения: «В прошлом году в Европарламенте была принята резолюция. Сейчас мою лошадь не пускают на скачки, потому что говорят: «Это твоя лошадь». Почему они нарушают права животного?  Я читал, что европейцы защищают там права собак. Лошадь намного лучше — и красивее и побольше!».

За границами праздника

Несколько недель назад Рамзан Кадыров перед телекамерами примирился с пособниками боевиков в Веденском районе — простил и отпустил их. Возможно, эта тактика сработает лучше, чем (недоказанные, разумеется) воспитательные поджоги домов и бессудные казни родственников боевиков, которые так возмущали правозащитников в прошлом. Возможно, не повторится история, произошедшая в  начале марта, когда в прямой эфир радиостанции «Маршо» (Радио Свобода на чеченском) дозвонился боевик, попавший в окружение, успел сказать, что «принимает шахаду» - священную смерть, и погиб под звуки выстрелов. Возможно, тогда станет неактуальной шутка, популярная среди недоброжелателей: «Через какое время после вывода российских войск осуществится кровная месть Кадырову — неделю, месяц, час?» Ответ: «За два часа до этого».

Пока это только предположения, но это не мешает уже сейчас развивать амбициозные туристические проекты в горах Чечни.

Проект курорта Ведучи, который обещают закончить уже через три года, предусматривает создание 19 лыжных трасс протяженностью 46 километров и пропускной способностью 12 тысяч лыжников в час, пятизвездочный отель на 400 номеров с вертолетной площадкой, конный манеж, каток, поселение из 20 горных шале, гостиничных домиков, spa-комплексов в центре поселка, сеть ресторанов и кафе. Любой чеченский чиновник считает важным подчеркнуть, что строительство осуществляет бывший зять А.Б.Пугачевой Руслан Байсаров (Ведучи – его родовое село). Менее широко афишируется тот факт, что большая часть инвестируемых средств имеет бюджетное происхождение, щедрым кредитором выступает Внешэкономбанк (Рамзан Кадыров, правда, убежден, что средства в республику поступают непосредственно от Аллаха, но эта версия пока не находит подтверждений). В том, что эти деньги никогда возвращены не будут, никто в Чечне не сомневается, и никого это не смущает, справедливым налогом на восстановление республики это считают и чиновники и граждане. Кстати, еще один курорт от ВЭБа — на строительство турбазы на высокогорном озере «Кезеной-Ам» только ожидается. Возможно, чтобы выбить его, понадобились «показательные выступления» в Ведучи в феврале. Снега тогда не хватало, и горы накрывали белой материей — в темноте по НТВ выглядело отлично. Спортивные менеджеры из Москвы были поражены, когда, по их словам Руслан Байсаров преклонил колено перед Рамзаном Кадыровым во время прямой трансляции события.

Бизнесмены чеченского происхождения - еще один источник поступления денег в республику. Где бы они ни жили — в Москве как Руслан Байсаров, в Киеве как Муса Бажаев, или в Швейцарии, как многие – они вынуждены делиться с родиной. Муса Бажаев помедлил в прошлом году и вскоре получил публичную отповедь от Рамзана Кадырова. По неподтвержденным слухам (а это зачастую единственная правдивая информация, которую можно получить в Чечне), Бажаев уже вывез всех своих родственников из Чечни.

Курорты Чечне, конечно, нужны. Равно как и любые другие проекты, дающие рабочие места.

Проблему безработицы в Чечне никто не отрицает. Даже запуск консервного завода на 30-40 рабочих мест в селе Самашки или небольшого сборочного предприятия «Чеченавто» в Аргуне проходят по графе «выдающиеся достижения».

По официальным данным Центра занятости, безработица составляет «всего» 25 процентов трудоспособного населения. Впрочем, насколько эти данные окончательны, непонятно: «Мы их будем еще корректировать. Я вам обещаю, что через пять лет безработицы не будет», - как легко догадаться, эта реплика принадлежит Рамзану Кадырову. В его планах борьбы с безработицей – восстановление в Грозном нефтеперерабатывающего завода. Кто стоит у него на пути? Ого! – схватка обещает быть увлекательной. «Если Сечин патриот, он должен послушать выступление президента, нашего верховного главнокомандующего российского народа, он должен немедленно начать строительство завода», - с таким оценочным суждением выступает Рамзан Кадыров, возможно, единственный российский государственный деятель, способный поставить под сомнение патриотизм Игоря Ивановича Сечина.

Еще одна болезненная для Чечни тема – здравоохранение. Нехватка специалистов и отсутствие инфраструктуры ничем не выделяют ее среди других российских регионов, но есть и специфические обстоятельства.

Дети со страшными уродствами стали рождаться в Шелковском районе. Диагноз неясен, но все убеждены, что это последствия войны. Какие? – нет ответа. Республиканский туберкулезный диспансер несколько лет не могли восстановить из-за того, что площадка оказалась заминированной. Разминировать ее не удалось — российские военные заявили о наличии глубинных мин, для извлечения которых нет оборудования. Сейчас больницу достраивают в другом месте - по дороге в Гудермес. Мелкие центры собираются закрыть, и всех туберкулезных больных свезти в один крупный  (мнения врачей о целесообразности такого шага не спрашивают). За время двух войн из-за наркомании распространился ВИЧ, и уже два года как муфтият не разрешает браки без справок о здоровье. Справки о здоровье пытались подделывать, однако муфтият ввел дополнительные степени проверки, вроде подписи «гаранта личности».

Утешение

Две вещи должны облегчить жизнь человека в современной Чечне – вера (версия властей) и алкоголь (версия населения).

Уже несколько лет в Чечне нелегко купить спиртное — его продают только в  специализированных магазинах с 8 до 10 утра, в остальное время это запрещено. Единственное заведение, где можно официально выпить – пугающийся собственной пустоты новенький бар на тридцать втором этаже отеля «Грозный-сити». Население таким репрессиям сопротивляется как может – пьют в припаркованных машинах, ездят за водкой в соседний Владикавказ и в Грузию за вином, самые отчаянные тайком приносят пиво с собой в грозненские заведения, как в Москве в середине 80-х.  Результативность борьбы за здоровый образ жизни тоже ожидаемая - в декабре прошлого года Рамзан Кадыров официальным распоряжение запретил продавать в аптеках лекарство «баклосан» — его местная молодежь использовала вместо выпивки в условиях сухого закона.

Власти Чечни настаивают на том, что спасения надо искать не в забытье, а в сознательном следовании нормам  ислама.

Уже месяц превышающих скорость чеченцев ждет не только штраф, но и воспитательная беседа на тему «как ты себя ведешь, ты же мусульманин. Это нововведение местным мужчинам не по душе, но при этом мусульманский дресс-код для женщин многие из них поддерживают.

Для женщин обязательны платки. Либо хиджаб — две косынки, закрывающие и лоб, и шею, либо щадящий вариант -  чухту, традиционный платок мусульманок Кавказа. Женщины, восставшие против такого порядка, знают, на что идут: открытая агрессия на улице в случае встречи с приближенными Рамзана Кадырова – еще не худший исход. Рейд по раздаче хиджабов недавно прошел в Грозном. Однако не платки тревожат чеченских женщин больше всего, а дети, естественно. По рассказам, уже не единичны случаи, когда сыновья и дочери упрекают родителей в недостаточно ревностном, например, исполнении намаза.

Возвращаясь к теме

В горном чеченском селе Шарой-Аргун только что закончил съемки полнометражного художественного фильма режиссёр Хусейн Эркенов (независимая киностудия имени шейха Мансура). По словам продюсера Руслана Коканаева, финансирование негосударственное — скинулись несколько бизнесменов. Похоже на правду, поскольку в местных средствах массовой информации о фильме – ни слова. Рабочее название картины - «Пепел». Так в свое время депортированных чеченцев назвал Лаврентий Берия. В финальной сцене в высокогорном селе сотрудники НКВД поджигают конюшню, в которой находились живые люди. Это один из самых страшных исторических эпизодов сталинской депортации чеченцев и ингушей в 1944-ом. Незадолго до чеченских войн его пытались расследовать, а сегодня дело находится где-то в архивах. Но авторы фильма винить никого не хотят: один из главных героев картины - офицер НКВД, который отказался выполнять приказ о депортации и застрелился. «Фильм о том,  том, что правых и виноватых не было, виновата была система. История этого офицера — совершенно реальная. Его тело нашли тогда в Шатойском районе», - рассказывает Коканаев. Фильм — не единственная историческая инициатива. Издаются новые воспоминания, например «Чечня. Дети 44-го», записываются видеосвидетельства еще живущих очевидцев. Цель - чтобы когда-нибудь можно было вновь открыть дело.

В 2013 году Чечня впервые не отмечала день депортации 23 февраля. Чеченцам было велено перенести траур на 15 мая, а 23 февраля праздновать День защитника отечества вместе со всей Россией, одна ведь страна.

***

Даже признавая определенную легитимность Рамзана Кадырова (многие искренне благодарны ему за прекращение войны и хоть какое-то ощущение безопасности), чеченцы не перестают удивляться, во что превращается их республика. Небоскребы на месте недавних руин. Агрессивный клерикализм. Культ личности. Холуйство чиновников. Всеобщий страх.

При этом, они  склонны считать, что  Чечня не так уж и отличается от остальной территории России:  «У нас нет ничего, чего бы не было в России».

Лингвистически Чечня и Россия оказываются разными понятиями («друг вернулся из России», «у нас как в России»), похоже, авторы чеченской конституции, юбилей которой отмечается в этом году, оказались правы: мы – одна страна. Чечня или Россия – вопрос обсуждаемый, но уже не принципиальный.

PS: Этот репортаж готовился для одного российского издания, в котором в итоге испугались его публиковать. Я не претендую на глубокое знание Кавказа.

13/5/2013
Анастасия Кириленко

Комментарии

Видео на Youtube