Чеченский дневник: 10 лет спустя

«На войне страшно было первые 2 дня. Очень страшно – первые полдня. Живой, значит можно тешить себя тем, что не судьба умереть тут. Понимая, что это глупое самоуспокоение, тем не менее  - верить то больше все равно не во что. 2011: Сел писать материал. Открыл свой военный дневник, включил музыку, которую слушал там, самое страшное не то, что там написано, а то, что это было на самом деле. Но это надо вспоминать и помнить. Чтобы не повторилось. 

Дневник рязанского бойца ОМОН. Чечня, 2001 год, Ножай-Юртовский район. Сам не знаю, зачем писал. Может, думал, что так сть какое-то свое личное дело, что если что-то произойдет - останется подтверждение, что я вообще был. И чтоб другие знали, что здесь было.

Все описанное можно назвать неким печатным "живым эфиром", причем не написанным сосланным в бастион федеральных сил в военизированный туристический городок Ханкала журналистом, получившим  за конспектирование официальных сводок штаба группировки весомую надбавку к командировочным "за риск",  а именно выстраданное самим участником спецопераций. Отрывки из "чеченского дневника" - документальное подтверждение происходящего тогда в Чечне в начале второй войны. Без нареканий "они виноваты" или " мы тут спасем всех от террористов", а просто описывающие происходящее вокруг. Так как зачастую понять происходящее было тяжело самим участникам многочисленных спецопераций того периода.


Музыка для просмотра (ОБЛАКО) - включаем PLAY и читаем статью.

 


Публикуя отрывки из этого дневника, мы пробуем передать атмосферу, в которой находились наши ребята на Кавказе в те годы. То, в каких условиях приходилось жить - тяжело представить. Но попробуем. 

Зачем это? Если это все начнется, всем мало не покажется, смотри на них, завтра ты сможешь попасть на их место и быть с ними в их рядах, лови воздух, может в последний раз…

Надпись на первой странице дневника

Небо клочками, душат облака
Но мы пока еще дышим, мы все еще пока
Бесконечное небо на кончиках гор
Облака остались ниже
Можно смотреть на небо в упор
Солнце гораздо ближе

Сентябрь 2001 года: (далее – число и месяц)

26.09 Уже 16 дней мы здесь, в этом дурдоме, зачистку на сегодня отменили. Пересыпали мешки с землей (глиной) на окнах. Позавчера на блокпосту обжег руку – плохо заживает. Позавчера же (24-го), взорвали машину рядом с переговорным пунктом, откуда мы звонили домой, но наших там не было. Около 30 раненых, 1 из новосибирского СОМа погиб, в соседнем здании выбитым стеклом убило женщину и ребенка. Новосибирскому милиционеру осколком распороло живот. Командир их приехал с совещания, где ему задали вопрос: «Почему боец не был в бронежилете?» Посмотрел бы я на них, как бы они в этих бронежилетах воевали? Но самое печальное – прикрыли выезды с целью позвонить. Ночью пост обстреливали, рядом с нами лупежка была, под боком, да долбят, в принципе, постоянно кругом – артиллерия, авиация. Сегодня в 2 ночи с поста пришел, наши минометы долбили, никогда бы их не слышал!

Да, долго нам тут еще кантоваться!

30.09 Все по старому. 27 числа на нашу гору заехало облако, плотное, ничего не видно, сырость. В щели между мешками с землей и форточку лезет облако, прямо закатывается в кубрик и потихоньку растворяется. 28 нелегально ездили звонить. Когда ехал – настроение хорошее, к переговорному приехали – стало почему-то страшно. Сашка звонил – у него сестра умерла. Руки трясутся, но все равно позвонил, во время разговора так стало говорить тяжело, слезы подкатывают.

29 были на блокпосту, Серега, ком.взвода у нас на глазах за полдня сложил печку. Копали бойницы в бруствере перед окопом. Земля – щебень, т.е. глина, но слежавшаяся и сухая, как камень. Наши в этот день взрывали минометные мины – «подарки» местных, не все взорвались, привезли на базу штук 5 (82 мм).

Сегодня утром умер Федор, жалко, ему всего 3,5 месяца было, хороший песик, мы мечтали, что когда домой поедем, он уже большой будет. Вроде как энцефалит, за пару-тройку дней до этого Кондрат вытащил из него 3 клеща, они уже надувшиеся были – не первый день. А недели две назад задавили Жужжу (Дину), нашу «кавказскую овчарку». Леха сказал над нами «собачий рок», но и с людьми проблемы – очень много народа болеет, причем плохо – температуры, желудки. Полвзвода переболело, и сейчас тоже болеют, ничего не едят кроме таблеток. Погода паршивая, сыро, холодно, промозгло. Дни липкие, серые и тянущиеся. Когда же все это кончится?

1.10 Ну вот, уже первое октября. Я сегодня на посту с 20 до 22 и с 4 до 6. Сейчас начинаю собираться. Погода опять паршивая – холодно, дождик. Облако опять на нашу гору легло, ходишь, как в бане (только холодно), все в тумане, ничего не видно, к нам на ПВД (пункт временной дислокации) можно зайти, походить и уйти – никто не заметит. На посту надо уши востро держать.

3.10 Стоял в наряде по кухне. На обед варили щи, а на ужин гречку. Вроде бы хорошо получилось. Погода сегодня была обалденная – все горы очень четко видно. Вся эта неделя – зачистки, завтра подъем в 7:00 и АГЛЫ! Куда едем, еще не знаем. Сегодня открыл книгу «О. Генри», в которой была вложена фотка жены, и поймал себя на том, что 45 минут (одна сторона кассеты в плеере) смотрел на нее. Разлука – щемящее чувство в груди и самое главное – очень обидно. Держаться!

4.10 Приехали с зачистки. В 7 утра был очень красивый рассвет. Устали как собаки лазать по этим чертовым горам. Зашли к одному «чеху», попили чай с непонятным вареньем, лавашом и огурцами с солью. Пришел его сосед и говорит в шутку: «Он плохой сосед, плохой человек – к нему уже 2 раза снаряды залетали!»

Когда пили чай, старый чечен посмотрел на меня пристально и спрашивает: «Какой нации? Ты же ведь не русский?» Я ему и сказал, что украинец по паспорту, а Андрюха говорит, что у него дед с бабкой в 49-м с Грозного приехали. Это что, Леха из моего расчета вообще развалины своего дома в Грозном видел, в котором до 92 года жил. Потом старый говорит: «Ну что пить будете? Водка, коньяк?» Мы сказали, что мол, не пьем, да и на работе, типа. А он говорит, что все русские пьют, а если не пьют – не русские.

Сегодня у Сашки день рождения был – опять загул, завтра на блок.

Что надо, чтобы воссоединить «Beatles»? Еще 3 пули… (На момент написания Харрисон еще был жив)

6.10 Вчера все обошлось. Сегодня поперли на зачистку. Нашли несколько комплектов формы с шевроном “ICHKERIA” , и с волком нарисованным, шапки газаватские с зелеными лентами, одну себе заныкал, а еще патроны, гранаты и медикаменты. Дом пуст, все в коврах, мягкая мебель, «гражданки» новой гора и т.п. Некисло боевики живут! Взяли к себе в спорткомнату штангу, комендант запалил, велел провести служебное расследование. Отмазались – сказали, в школу отдадим, придется отдать. А комендантские мародерничать не брезгуют – подогнали «Урал» и солдаты забили его полностью барахлом из дома, конфискант, типа. С наших кто-то хочет себе камуфляж трофейный взять – натовский хороший, да только в крови они – видать, хозяев ночью «подзацепили».

Мы так сегодня устали по горам лазить! В одном доме попросил бабку воды попить – по-русски не понимает, знаками показал. Принесла кружку, пью, из-за краев вижу – бабка упала, хотел в сторону прыгать, думал «бесшумка» работает, смотрю – живая, встала, говорит: «Сердца болеет».

Сейчас вечер, после этих строк спал, завтра уборщик в кубрике, какой-то психоз, надо брать себя в руки. С завтрашнего дня надо меньше думать о доме, а то плохо становится, надо чем-то отвлечься. На улице ветрище и молнии сверкают, аж грузинские горы видно, наверное, дождь сильный будет, опять по уши в грязи будем.

7.10 Потянул шею – думал от боли свихнусь. Перепугался – вдруг в госпиталь отправят, пацаны здесь останутся, а как же мой расчет пулеметный? У Сашки опять собака «отгрызлась», пришли солдаты – просили забрать. В прошлый раз она как дождь пошел, веревку перегрызла, пришла к ним в расположение и завалилась у печки – никого не подпускала, утром прибежали жаловаться. Опять Санек ей завтрак в ужин устроит – в наказание, если она только у солдат чего не «дернет». Из-за шеи хожу как робот Вертер – поворачиваюсь всем корпусом. Пацаны смеются – не пьешь, спортом занялся, вот тебе и результат.

Ночью на улице холодно. Здесь много волков.

8.10 0:30 Еще не лег спать, час назад долбили соседей – астраханский ОМОН. Слушали рацию – про потери не говорят, но минометам чьим-то координаты скидывали. Солдаты по окопам сидят – может «чехи» от астраханцев к нам забредут. На всякий случай автомат рядом положил, а то команда будет, опять в темноте друг-друга сшибать начнем.

9.10 Сегодня весь день над нами вертушки носятся, чуть ли не колесами по головам. Позавчера часовой подстрелил «чеха» с фугасом – пытался на вертолетной площадке установить, за «вертушку» много денег дают, да еще может вдруг какое начальство прилетит. Хотя вряд ли. Тут как недавно «вертушку» сбили – они не особо летают.

22:20 Завтра на зачистку. На улице опять облако. После того как написал те строки, вышли на улицу, «крокодилы» («МИ-24») долбят «НУРСами» ущелье, красиво! Идиотская красота. Огонь, взрывы, развевающиеся от винтов шлейфы дыма. Скопление боевиков рядом, якобы. Около Грузии бои идут.

Да кругом дурдом! Когда ж мы все поумнеем? Сколько можно воевать? Да еще это идиотское явление – терроризм, чума 21 века. Тот век с 1 мировой начался, этот тоже к тому же идет. А еще хуже, что здесь религия замешана. Может страшное случится.

10.10 С утра поехали на зачистку, но ее «отменили». Вокруг нас сосредотачивается множество федеральных сил. В соседних селах ГРУшники лазят, псковские десантники, чуть ли не дивизией, с юга подходят по соседнему ущелью. По телевизору одно и то же – у журналистов уже язык отваливается от сенсаций, этих «беспрецедентных акций» в специальном репортаже нашего специального корреспондента на Северном Кавказе. Противно.

11.10 Сегодня пошел 2-ой месяц, как мы здесь, здорово звучит, но, к сожалению 2-ой – не 2. Все по старому, не считая, что шея почти прошла, но сам заболел, доктор «колеса» какие-то дает. Сейчас состояние такое «пришибленное», одна из этих пяти таблеток – димедрол, док сказал, что такая смесь для эффекта нужна. Спать вроде неохота, но состояние ненормальное.

Завтра, похоже, опять на зачистку.

13.10 Ну и денек! С утра вроде все нормально было, на выездной не поехали – порядок наводили. Вдруг около одиннадцати – всех в машину, и понеслись, несколько раз с дороги чуть не улетели, когда едешь – в окно лучше не смотреть – там ниже нас в ущелье орлы летают. Если чего – все равно ничего сделать не успеешь, так хоть не психовать. Ехали час с лишним, хотя и оказалось – на соседнюю гору. А там такое! Техники понагнали – как на штурм Грозного! БМП, БМД, БТР, КШМки всякие, САУшки, солдаты кругом окапываются, «вертушки» носятся. Сказали, мол, Масхадова едем брать, окружили их, типа, здесь после радиоперехвата. Опять по горам лазить. Техника в гору не лезет, машина чуть несколько раз не улетела в пропасть. Леха наш – водила супер! Он, правда, несколько раз чуть не поседел, когда задние колеса сползать начали. Тут дорог-то нет, так тропки какие-то. Хотя красотища такая! Горы высокие снегом покрылись, а мы виноград рвем и жуем. Игорьку «подарили» гуся и индоутку, но мы их отпустили, командир отчитал, говорит, не хватает только еще коров перед собой с зачистки гнать, мародеры, блин! А Игорек тут уже планировал, как готовить будет. Весь день голодные, грязные, злые, уставшие. На базу приехали уже к сумеркам, и то – нас отпустили только из-за того, что мы рядом окопались, а все остальные там остались. Солдаты прямо под плащ-палатками на камнях спят. «Нонки» (самоходки)  в русло реки «сели», на лодки стали похожи. Тут такие силы стянуты! Похоже, мы в эпицентре крупной заварушки. Завтра чуть свет опять туда. Устал очень. Все.

16.10 Все предыдущие дни одинаковы – горные поиски и зачистки. В прошлую ночь у десантуры бой большой там был. Вышли и смотрели - на соседней горе вспыхивало, как на пресс-конференции. Говорят, десанты их не пропустили и «пощипали» сильно. Думали, может сегодня на них напоремся, у «чехов» раненые должны быть, значит, мобильность снизилась. А два дня назад по рации слушали, как ГРУшники бились, но к ним помощь не успевала, и они отошли. «Вертушки» там потом долго все выжигали. Сегодня шли по новому маршруту, а после 14:00 спустились вниз к реке. Помыл в ней сапоги – вода ледяная. Да она речка-то – на грузовике по ней кататься можно, что мы иногда и делали. Поймали одного типа, скорее всего, если и не сам воевал с масхадовцами, так, наверное, помогал точно. Документов нет, ничего толком сказать не может, зашуганный весь какой-то. За него глава местной администрации вступился, говорит знаком, его вся родня в первую войну погибла, он один остался, сдали его ополченцам – пусть передадут комендантским на проверку. Опять полезли в горы, облака под ногами. Плечи ломит от «РД» (500 патронов для пулемета в рюкзаке) и разгрузки. Пленка в фотоаппарате закончилась, вставил новую, буду беречь, хочу снять бой и когда на нашу гору снег выпадет. Хотя и это ценные кадры, бои идут, некоторых людей, возможно потом только на фото можно будет увидеть (тогда не знал о предстоящей трагедии следующего года, когда нашу машину подорвали в Грозном, ранено было трое и погибли двое бойцов, один из которых как раз был на фотографиях этой командировки – авт.).

P.S. Сегодня видел буйвола, похож на быка, только рога большие и форма другая и еще волосы на шее, вспомнил «Фиесту» Хемингуэя. Войска взяли в кольцо 2 горы, а нам их надо прочесывать, завтра опять туда.

17.10 Иногда сам себя пугаю. Можно прыгать и орать: «Я нормальный!», однако, это не так. После командировок мы все изменились.

19:10 Весь день в облаке. Опять «вертушки» носятся, стреляют, но за облаком их не видно – один грохот, главное, чтоб не напутали ничего – по нам не зарядили, как они там летают только?

Пришел на пост контрактник-дагестанец и спросил, чего я не еду звонить? Оказывается, наши внеплановую экспедицию собирают. По НТВ сказали, что бои идут, и в числе сел назвали наше, где мы расположены. Но у нас-то все тихо! Говорят, их, НТВшников, даже через блокпост приморский не пустили, как они через две горы увидели, где бои идут? Дома если услышат – переживать будут. Если до смены с поста наши еще не уедут – с ними рвану. Ненавижу таких журналистов. Все бы им сенсации сотворить, посидели бы тут недельку в окопах под обстрелом, тогда может, поняли бы чего.

21.10 Привет всем, кто жив! Блокпост весь день отстраивали, белили, копали. Там теперь подолгу жить можно – тепло, окна, дверь, щели замазали. Над головой вертушки носятся, рядом стрельба, взрывы. По-барабану – делаем шлагбаум. Кругом эти проклятые, красивые, страшные, безразличные горы, живущие своей жизнью, а мы тут как блохи ползаем по ним и грыземся на смерть, а им все равно.

Наш взвод ездил на зачистку черти куда, в Месхеты – даже не в нашу зону ответственности. Вечером смотрели КВН. Первое впечатление – жирные довольные морды, слащавые подхалимные речи, сгущенная жизнь. Хотел плюнуть и уйти читать, но остался. Смотришь на них как на инопланетиан – другие существа. Вышел на улицу, рядом с нами опять стрельба, кажется, приморцев расстреливают.

22.10 Начинаются приступы человеконенавистничества. Устал.

Сегодня в Месхетах взорвали БТР с орским ОМОНом, шел бой. О потерях командир узнает только завтра.

23.10 В 6 утра приехали на выездной блокпост. БТР не дали – их оставили на самой высокой точке дороги, прикрывать. От нас 5-6 км, напрямую по горе -1-1,5 км. Стоим вшестером, без брони. Рядом блестит ледник, у нас жара. Солдатик-снайпер долбанул в машину гражданскую, у того, который справа от водилы сидел – касательная по голове, аж волосы обгорели, но целый, а девушка сзади сидела – в правое легкое, когда увозили, еще живая была, но там видно – кранты. Теперь будем ждать ответа – скорей всего фугас поставят. Нас и так уже замглавы администрации предупреждал – разговоры плохие, не надо вам тут стоять, а что делать – приказ.

Вечером писали рапорта по поводу убийства девушки, отписывались. Тут местные приходили, требовали им солдата того отдать, а его уже несколько часов назад куда то увезли. Нарвемся, блин! Вроде с местными нормально до этого жили, теперь, похоже, все. Вот придурок молодой! Надо было ему стрелять! Кто-то сказал – надо было остальных добивать. Жаль, его в этой машине не было.

Солдаты-залетчики копают зиндан, вчера чего-то натворили, напились, их связывали – развязываются и обещают всех перестрелять. Такое бывает – просто контакты в голове замкнули. Их офицеры пришли к нам, просить наручники. ФСБшники лазят кругом по-поводу той стрельбы на блокпосту, говорят девушка долго не прожила.

Сидели, смотрели телевизор. Зашел дежурный и сказал, что наших подорвали на выездном, ведут бой. Повыскакивали, кто в чем, похватали, кто чего успел. На машинах, на БТРе, последние, кто дольше собирался, даже автобус с местными тормознули и развернули. Летим на подмогу. Вчера забыли зарядить пулеметную коробку – с собой только лента. Юрок сидит и каркает: «Вот прикол в день рожденья помереть!» За сто метров до блока стали высыпаться и продвигаться к нашим. Все живы. Ранен водила БТР, и контрактник, который рядом с ним на броне сидел. У наших разная степень контузии, у некоторых кровь из ушей и не слышат ничего. Одному нашему «лампочку встряхнуло» - ничего не понимает, ходит и ржет. Возле БТР – огромная воронка, на нем 2 колес задних нет, одно вырвало вообще «с мясом». Выстроили круговую оборону. Собираем наших и сваливаем. 1 взвод прикрывает отход. Слава Богу, все живы! Теперь раны будем зализывать.

4.11 Вчера омских обстреляли. Старая смена уехала, а это колонна с новыми шла. Не везет им в последнее время – на прошлой неделе их ВОВД штурмовали, убитые есть, раненые. А в этой колонне командир их ехал – остался еще на срок, к нему в машину подствольник влетел – ему глаз вытащили, в тяжелом состоянии сейчас. И вчера же у них собак взорвали в ПВД и долбили их сильно. Там у них место плохое – низина, 2 убитых и несколько раненых. Сегодня варили с Лехой гороховый суп.

23:45 Опять долбят. Наши огрызаются, причем КПВТ на БТРе громче всех работает. Солдаты носятся, война, блин. Поспать сегодня не получится. Днем опять в облаке были, хотя «вертушки» под нами в ущелье носились – как летают, непонятно. Не, надо попробовать уснуть, а то завтра…черт, опять долбят! Заснешь тут – лупят и лупят, причем кажется прямо по тебе. Лечь что ли в окоп, бронниками засыпаться и выспаться попробовать? Че поливают так? К утру без боеприпасов останутся! В ответ-то не так сильно стреляют. Короче, заканчиваю, наступило 5 ноября, все нормально - стреляют.

19.11 Сегодня недалеко от нас на дороге подорвался «чех» (чеченец – авт.) - 15 лет. Живой пока, его версия – якобы сумка на обочине лежала, он ее поднял, и она взорвалась. По всему видно – заряд ставил. На той дороге, по которой мы ездим. Наши его пока в больницу отвезли – выживет, ФСБ с ним поработает. Выпал снег, проваливаешься, а там грязища. Ночью опять стреляли.

26.11 Наши стояли на выездном. Привезли обед, солдаты с верхнего прикрытия пришли вдвоем, их спрашивают: «Чего вместе приперлись? Кто нас прикрывает?» А они: «Мы быстро!» Схватили котелки и полезли на гору. Через пару минут взрыв. Пока они спускались, им успели мину возле костра поставить, скорее всего, из заминированного леса приходили. Одному, причем саперу, по колено ногу оторвало. Обкололи, отправили в госпиталь. Вечером солдаты сидят и говорят: «Везет Сереге, теперь домой поедет!» Надо будет у них спросить, жив ли он сейчас. Знал я его, забыл, откуда он, но на зачистки вместе ездили. Надо позицию менять, а то каждый день в одни и те же окопы лезем и БТР в одно место ставим, вот и дождались «подарка», а сапер его первый «нашел» - должность такая. Ветер сегодня сильный. В прошлый раз на блоке ветер менял направление 8 раз.

30.11 Вчера наши приехали из Грозного, там тоже дурдом, 200-е, 300-е, кругом воюют, только почему-то пронырливые журналисты молчат – по ТВ все тихо.

1.12 Пришла зима.

3.12 Несколько часов назад в соседнем селе сорвался в пропасть «Газ-66» с солдатами, один погиб, остальные «тяжелые». Со сном проблемы. Выпал небольшой снежок, но это у нас в горах, внизу тепло.

5.12 Когда же люди поумнеют? Сколько воевать можно? Скоро будем собираться домой, а там, кроме родных никто и не ждет. Дома «пир во время чумы». Многодневные гулянки по поводу всяких праздников, а тут солдаты в окопах замерзают, один с крыши упал – заснул. По телеку разные красивые фильмы заказные про Чечню показывают, вот только на то, что здесь творится они совсем не похожи. Сколько их всяких «Спецназов», «Мужских работ» поснимали! Лучше бы на эти деньги солдатам продуктов закупили. То, что здесь эти пацаны молодые делают, действительно подвиг. А дома говорят, что те, кто попал в армию – нищие люди, которые не смогли «отмазаться», а между тем сами хотят спокойно жить. Эти ребятишки здесь воюют, чтобы остальные люди, в наших мирных городах могли жить, не просыпаясь от стрельбы и взрывов по ночам, не боясь выходить на улицу, отдыхать и передвигаться без боевого охранения. Неправильно как-то все. Получается, что защитники Отечества, вроде бы как осуждены за что-то. За то, что им не все равно, как дальше будет жить их страна? За то, что они не «косили», а шли защищать родину, также как их отцы и деды в разное время? Когда же мы поумнеем…

2001 год. ОМОН, Чечня.

P.S. Сейчас, читая этот дневник сквозь призму лет, все равно испытываешь очень резкие чувства. Неизменной остается лишь надежда, что все это когда-нибудь закончится.

22/6/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube