Чеченские военные алогизмы: как нас должны были убить

2/8/2011

Об этом никогда не пишут и теперь уже никогда и не напишут. Человеческие потери в чеченской бойне воспринимаются, естественно, с болью и заочным уважением к павшим. Вне зависимости от условий. Возвратившиеся с войны не любят рассказывать о том, что многое из происходящего «там» иначе, как «дурдомом», не назовешь. Здесь воочию убеждаешься в справедливости слов опера Шарапова про человеческую глупость, которая является самой дорогостоящей вещью в жизнислишком дорого приходится за нее платить…

Понятновойна. Понятногибель людей. Массовая. Но непонятнопочему это должно происходить из-за идиотизма одного человека. Данный материалне анализ и даже не рассуждения, а просто повествование. Анализирует и рассуждает пусть каждый сам. 

# 1

Это самый лаконичный вариант. Оставшийся с первой войны, так и не взобравшийся на вершину горы дальше Нижних Гилянов сгоревший танк остался здесь как памятник. В пяти метрах от источника, где местные набирают воду. Однако любое оружие «умирает» лишь в плавильной печи – это надо осознавать. Ствол орудия танкаготовая пусковая установка. Саперы нашли в ней ракету той самой модели, которыми танк может стрелять через ствол. По дороге с блокпостана блокпост никто уже не обращал внимания на эту железную махину, вокруг которой в обилии росли кусты. Когда саперы обратили вниманиебашня танка была развернута, а ствол установлен и направлен в аккурат на здание бывшей школы, в которой рязанский отряд окопался вместе с несколькими ротами ВВшников. Вокруг клин-затвора орудия видны были следы приготовления к выстрелу. Вечером на построении командир так и сказал: «Готовился выстрел по нашему зданию». Почему не выстрелилиникто не знает. Это, возможно, заслуги того хрупкого баланса, который некоторые не совсем «пробитые» командиры устанавливали с местными старейшинами. В случае выстрела и попадания в здание школы, могу вам сказать, отряда бы не было. А вместе с ним и части группы ВВшников.

# 2

Доподлинная история обнаружения этой «закладки», скорее всего, так и останется тайной. Нам это было «презентовано» так: «местные обнаружили и сообщили».

Очень огромный заряд. Первая «закладка» – восемь 122-миллиметровых осколочно-фугасных артиллерийских снарядов, вокруг них – больше десятка 85-миллиместровых минометных мин. Далее, в нескольких метрах от нее, второй «сюрприз» – шесть 122-миллиметровых снарядов и вокруг них также около десятка минометных мин.

Заряды были расположены на обочине дороги с левой стороны, прямо под горой. Справа обочины вообще нет – ущелье. Смысл такой: если бы первый заряд сработал в момент, когда тяжелый бронированный «Урал» рязанского ОМОНа проезжал рядом, тот бы улетел в ущелье. Как я потом шутил: «долетели бы как раз до грузинской границы».

Если бы «мало» было первого зарядавторой закончил бы «миссию».

От обоих «закладок» тянулись провода наверх, в гору, на расстояние метров 200. Детонаторы электрические, кому-то надо было только замкнуть провода с батарейкой.

Это была единственная дорога «вниз» в этом направлении, ведущая на блокпост. Объехать, конечно, можно былочерез гору, через Ножай-Юрт, на это ушло бы часов 10.

Мимо этого места машины рязанского отряда проезжали минимум 2 раза в деньменять смену блокпоста, находящегося внизу. Почему никто так и не привел в действие заряды, возможносм. выше.

Можно добавить, что только при обезвреживании этих «презентов» чуть не погибло несколько человек.

Саперы установили свои взрыватели на заряды. Оцепили район, предупредили местную администрацию, соседних «вояк». Команды обратного отсчета времени до подрыва начали поступать еще где-то за полчаса до срабатывания зарядов. Предупреждены были все – от милиционеров оцепления, до местных жителей.

Последние десять секунд обратного отсчета по радиоэфиру. Взрыв. Причем такой силы, что казалось нашу гору «качнуло». Непосредственно от взрыва никто не пострадал. Но никто и не мог предположить, что сила заряда будет такова, что осколки от артиллерийских снарядов взлетели вверх на расстояние около километра! И что потом? Знаете что такое «артиллерийский дождь»?

Объясню, раз уж сам по одной из военных специальностей имею отношение к артиллерийскому дивизиону. Снаряд 122-мм (как раз такими работала в армии моя самоходная установка «Гвоздика» САУ 2 С 1) – это примерно сантиметр толщины стенки снаряда. При разрыве его куски превращаются в «розочки». Причем некоторые куски весят больше килограмма-двух. Сначала эта штуковина с рваными краями взлетает вверх на большую высоту, а потом, ускоряясь в свободном падении, несется вниз. Как у нас в армии шутили: «попадет навесом в человекаразрежет до ж@пы».

Их было очень много. И сыпались они совершенно без всякой системы, прямо с неба. Я успел прыгнуть в ДОТ к солдатам (как раз стоял на КПП нашего «бастиона»), солдаты караула расположения «посыпались» кто куда. Надетые на их головы каски от таких «презентов» не спасли бы. Но ведь у милиционеров оцепления (там и рязанцы были) вообще никаких касок не было, а стояли они к месту взрыва ближе всех! Что сделали они? Да ничего – они даже подумать ни о чем не успели. Артур, боец рязанского ОМОНа, так и принес потом горячий рваный килограммовый осколок снаряда, упавший рядом с ним: «Слышусвистит! Хлоппрямо рядом с головой прошел и в землю ушел

Для примераздание школы, в котором мы с вояками обитали, находилось от места взрыва, вверх по горе, примерно с полкилометра выше. Осколки пробили в нескольких местах крышу…

Но обошлось без потерь. Так почему заряды никто так и не привел в действие? Мы несколько месяцев ездили, буквально, по ниточке…

# 3

Очередная зачистка. Ищем Масхадова с небольшим отрядом. Вообще, сама эта операция по захвату опального президента Ичкерии достойна написания книги.

Не буду сейчас вспоминать все эпизоды, когда обо мне и моих боевых товарищах осенью 2001 вы могли прочитать в газетах с многочисленным упоминанием слова «трагедия», приведу лишь один. Мы реально могли вступить в бой со своими же.

Карты, которые нам раздали, оказались довольно «относительными». Оно и понятно – тут черт ногу сломит в этих горных селениях, какой там их точно на карту нанести, тем более, что тут русских еще с советских времен, наверное, не видели. Они и по-русски-то не понимаютприходится «нукеров» с собой таскать (реабилитированных) – переводить с местного.

В общем, краткая установка такая: радиоперехват Масхадова был отсюда. Из района Татай-Хутора и высокогорных Байтарков. На последние взбираешьсясоседняя гора уже грузинская. Масхадов, сюда на соболезнования приехал. Это у них святое: умер кто из тейпаобязан приехать. Как командующий операцией генерал Богдановсаий говорил, Масхадов здесь с небольшим отрядом, около двадцати человек.

Зато, судя по стянутым в этот квадрат войскам, можно было подумать, что мы с Уругваем воевать собираемся.

…По нашей карте путь пролегал вверх по этой улочке. Подходим, тут что-то вроде перекрестка в селе. Начинаем подниматьсянавстречу люди…

Знаете, чем здесь "террористы" от федералов визуально отличаются? Ничем. Такие же все, в разных камуфляжах, разгрузках, грязные, бородатые и до зубов вооруженные. Не помню, чья из наших групп первая «срубила фишку» и просто грохнулась на землю, начав расползаться, впрессовываться в глину и камни, прятаться за валунами…

Кто это? Наши, случайно запутавшиеся в маршруте, или масхадовцы? Что надо сделать? Правильнодокументы с регистрацией у них спросить! Вот именно поэтому ментов ППС на зачистки стараются и не брать – у них голова по-особому устроена.

Лежим. Смотрим, все больше вдавливаемся в грязь. Особенно шикарно это мне делать – без особых напрягов. На мне разгрузка с 8-ю магазинами АКС, 6 ВОГов (выстрел подствольного гранатомета), куча пачек с патронами 5,45 и главноеРДшка (рюкзак десантный) с 500-ми патронами пулеметными в ленте на спине. Кайф – я в грязь упал, аки на курортеменя моя ноша сама в землю вдавливать стала.

Почему никто не стал стрелять? Хрен его знает! По всему, мы должны были уже вовсю валить друг дружку, пускать ракету, отползать, окапываться и ждать, пока кружащий рой вертолетов, носящихся по ущельям, не сделают в месте пуска ракеты одну огромную дырку. Ведь на нашем пути без связи мы не должны были никого встречать! Только разве что масхадовцев.

Я только в тот момент об одном думал: если честно, чтоб стрелять подольше не начиналиполежать еще, отдохнуть…

Задолбанные мы были не в меру. И они, видимо, тоже. Поэтому и не стреляли первыми. Шибко отдохнуть хотелось, поваляться, сколько можно. Лежим. И они лежат. Потом интересно сталочего это масхадовские по нам не стреляют? Тоже устали? Ну, им-то как бы не совсем «в тему» сейчас расслабляться. Короче, не помню, сколько мы так отдыхали. Может, полчаса, а может, минуты 2 – в таких ситуациях фактор времени отсутствует как класс.

Начали перекрикиваться, что-то типа:

Вы кто?

– А вы кто?

ОМОН Рязань, а вы?

СОБР … (город забыл – авт.)

– А чего вы на нашем маршруте делаете?

– У нас тут тоже маршрут проходит!

Офигеть! Давайте по одному человеку с документами на переговоры!

Короче, кто-то из взводных пошел наверх, оттуда один человек полез вниз. Через несколько минут наш рукой машет. Туда еще пару человек пошло. Через несколько минут все выяснили. У нас действительно было схождение в маршрутах. Чего быть никак не должно было!

В той ситуации, пока мы «загорали» в грязи, достаточно было одного выстрела…

 Вспомните историю с Сергиево-Посадским ОМОНом при въезде в Грозный… Мы бы гасили друг друга, пребывая в полной уверенности, что долбим масхадовцев… Причем по другую от наших прицелов сторону верили бы точно в то же…

2/8/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube