Уроки Московского корреспондента: ТРУДНОустройство

16/10/2011 сми,

«Иди сюда! Иди, придурок!» - такими словами гайдаевского Балбесаисполнении Юрия Никулина) вызывают на собеседование по вакансии «журналист» в одной столичной организации. В настоящее время сложилась ситуациячто-то вроде ледникового периода, когда выживают лишь немногие из тех, кто в разное время собрал скромные пожитки и рванул «покорять Москву» в сфере СМИ. Как апофеоззвонят люди, уже как бы работавшие в столице, с напутственными речами: «Я отстрелялся. Дома знают – уже ждут. Теперь звони на мой тот местный номер. Прощай «резиновая»! Удачи

«А когда вы закончите наше журналистское отделение, получите журналистский диплом, то, как и почти все наши выпускники, поедете в Москву и Санкт-Петербург работать журналистом! Вот если бы у вас был не журналистский дипломработу найти было бы сложно. А с журналистским дипломом найти журналистскую работу легко!» – сравнительно недавно такой спич был произнесен одним преподавателем одного рязанского вуза в адрес студентов. Сейчас те, кто вновь привыкает ездить в поисках журналистской работы не на метро, а на рязанском наземном общественном транспорте, с большим бы удовольствием посмотрели в глаза тому преподавателю. И, думаю, не только безобидно посмотрели бы...

«Весна покажет, кто где в туалет ходилкризис покажет, кто где прописан…»

(из разговора в вечернем прямом эфире одного столичного телеканала

ДИПЛОМ НА ЦЫНГУ

Уж они то знают, что такое (тем более сейчас) поиск насущного, даже СМИшн скромного хлеба, в предцынговом состоянии, путем бесчисленного ознакомления с различными федеральными и столичными изданиями. Ребята, можно книги писать в виде фельетонных сборников на эту тему!


В «МОСКОР» ЗА ПОЛЧАСА

После небольшого двухнедельного «обкаточного срока» в Пскове, по приглашению столичного издательского дома «Провинция» (рад был до соплей – 19 лет не был в одном из своих любимых городов!), первого опыта выпуска «дистанционного издания» (в Пскове делали газету для Волгограда ввиду общего увольнения «волжской» редакции, входящей в «Провинцию». При том, что в Волгограде никогда не был, провел «дистанционное расследование» беспредела с распродажей госземель у подножия Мамаева кургана), вернулся в первопрестольную. Так вышло. Работать кризисником, месяцами мотаясь по стране, реанимируя «провисавшие издания», хоть и за хорошие деньги, на тот момент чего-то «не вставляло».

В феврале 2008года притопал в «Московский корреспондент». Через 5 минут сидел в кабинете главного редактора. Говорили мы с ним, может, минут 10-15. Вердикт по мне был коротким: «Таких, как вы, спецов в определенных сферах в Москве всего несколько человек» (извините, это конечно, из разряда «сам себя не похвалишь», просто в виду специфики семилетнего ношения погон разных ведомств, в некоторых вещах хорошо разбираюсь, да и связи кое-какие остались; опять жемало кто их журналистов носил погоны, так же, как и среди тех, кто работал в спецподразделениях, стал журналистом). Редактор «весеннего» «Москора» Григорий Нехорошев повел знакомить с сисадмином (Сергей Иванович, который в свое время учился вместе с Ходорковским), чтобы тот определил мне рабочее место. Через час подписал трудовой договор. Всё, я в «Москоре». Как это вышло, не понял. Со временем росли полномочия и оклад

Я был пораженна трудоустройство потратил полчаса. В Москве. Нахрапом. Так вот, уважаемый «потенциальный столичный СМИгрант» - сейчас все не так. А почти как в 2008 году. Работы нет, нет ее в Москве. В Европе есть, в Штатах есть, а в первопрестольной ее нет. А те «позывы», что остались, более похожи на рвотные, с помощью которых организм/редакция извергает из себя, а не ввергает в себя сотрудников

ВАРИАНТЫ ПОИСКА РАБОТЫ

Шукаемсайты трудоустройства. Глухо. Коллега по «Москору» объясняет: «говорил с хозяином ***.ru – 80-90 % всех вакансий для журналистовпустышка. Их просто нет. Их порой сами сисадмины придумывают. Объявления пустые не снимают, чтобы было хоть что-то. Опять женакрутка счетчика посещаемости – для рекламодателей и соучредителей. В сети искать бесполезно».

Продолжаемна сайтах крупных информ-холдингов есть «понтовая» кнопка: «вакансии». Наличие такой кнопки в определенных кругах – это как малиновый пиджак 15 лет назад. Тыкаем. Именно журналистской работы мало. Пробуем – засылаю умопомрачительное резюме. Звоню через полчаса – дошло? Ответ: «Не-а! У нас фильтр стоит – все сразу удаляет». Ругаюсь: какого, мол, тогда рожна людей дурите? У меня некоторые знакомые по Интернет-кафе за бабки носятся в поисках объявлений работы в сети. Отвечают, ладно, мол, пришлите с такой-то пометкой. Выслал. Пришло подтверждение о прочтении. И ай-лю-ли! Из Союза журналистов Петр Полоницкий (до СЖР работал в Фонде защиты гласности), уже в качестве эксперимента, засылал свое резюме куда только было можно. Полгода. Голяк.

ПРОСТО КЛИНИКА

Листаю том «Работа & Зарплата». Объявление: «требуется журналист. От 40 тысяч рублей в месяц». Делаю «замер» - поднимаю старые тома сего издания. Объявление висит с лета. Так не бывает! За такой срок на нормальные, в принципе, бабки, не могут человека найти? При том, что по Москве оравы СМИгрантов рыщут, доведенных «до ручки» (редактор отдела культуры одного издания, где я успел немного поработать, после сокращения пошла работать кассиром в метро – надо чем-то дочку кормить и за квартиру платить). Звоню. Прихожу на собеседование. Клиника. Реальная. Частная реальная медицинская клиника. В коридоре человек 15 заполняют какие-то анкеты. Узнаю – мне тоже суют анкету. Спрашиваю гардеробщицу: мол, часто так устраиваться журналисты приходят? Отвечает: «В какие-то дни больше, иногда меньше». 

Стоим в очереди в кабинет «первичного обсмотра». Девочки с искусно обнаженными частями тела, дамы плохоскрываемого бальзаковского возраста, мальчики а-ля «на журфаке говорили сразу на работу возьмут», и прочие… Та еще «компания». Пытаюсь наладить хоть какой-то контакт со стоящими в очереди, хоть что-то узнать, что вообще происходит, и почему я в первый раз в жизни пришел устраиваться на работу, чтоб мне на входе целлофановые пакеты на обувь намотали? Не-а! На контакт никто не идет. Смотрят как на потенциального конкурента. Того и гляди, вилкой ткнут. 

«Прошерстили» нас быстро. Заходишь к доктору, тот: мол, у нас сайт клиник есть – надо что-то писать. Какие у нас врачи обалденные работают, какая клиника опупенная и т. д. Собеседование – 5 минут. Затем через несколько дней приходишь опять, тебя сажают за компьютер, дают полтора часа – по полчаса на «сочинение». Итого – надо написать 3 текста на 3 темы. Напрягся. Притом предупредили – часы работы у нас с 13 до 22. 

Тема первая: «Я хочу ребенка». Спрашиваю, что такое это, мол? Информация, может, какое-то социальное расследование, репортаж, очерк… о чем вообще речь? Что делать? Объем? Для чего? Вопросов же миллион! Ответов – ноль. Пиши.

Тема вторая: «Я голосую за мир». Челюсть коснулась груди. Чего? Вводных опять ноль. 

Тема третья (мужик замялся), ну, в общем, надо как-то что-то так вот написать, ну, мол, чтоб геи не стеснялись обращаться в поликлиники. Я в ауте! Тема очень щепетильная, тут надо аккуратней. Водных опять – зеро. Пиши, мол. Шеф почитает, может, на работу возьмет. Шеф «Медхелпкиник» это дже уважает?

Отписался. Душевно так, эмоционально. Про «хочу ребенка» навешал «крюнделей» социальной политике, роддомам, садам, школам, вузам. Про «за мир» - навалял и вашим, и нашим за Чечню с Приднестровьем – благо знаю, о чем речь. 

Третья тема – накидал фашикам и всякой мрази нацистской за бойни на парадах геев и т. д. Ну и геям малость – за то, что сами фашикам не наваляли. 

Все, господа. Потраченные деньги на метро и время. В декабрьском номере «Работа & Зарплата» объявление вновь вышло. Сдается мне, они наши «сочинения» своему психологу/психиатру показывают – для практики. Либо им журналист нужен, который телепортироваться может

ПИШИТЕ ПИСЬМА – ШЛИТЕ ПОЧТОЙ

Визит в несколько газет привел к одинаковым результатам: парень ты хороший, и, блин, в другое время взяли бы обязательно, но вот беда с этим кризисом!.. Своих посокращали, денег всем урезали, и еще будут сокращать и урезать. Так что давай так: ты – пиши. Может, что-тоесли будет место или «супер-пупер» текст – поставим. Ну… вот только деньги небольшие. Ну, и не сразу. Но в перспективе зато! Ого-го!

В общем – залезай в ванну, залейся азотом до лучших времен. 

Летом брали меня на работу в одну федеральную ежедневку. Поднаписал им там малость. С темы слез – условия не ахти, да и денег обещали только 30 тысяч в месяц, без гонораров. Для такого объема работы в Москве это копейки. Были. 

Звоню сейчас: мол, сдаюсь, ребята! Отвечают – подгребай! Приехал – япона мама! Редакция полупустая! Тут летом плюнуть некуда было – всюду девочки длинноногие косметику обсуждали, мне компьютер свободный минут 20 искали, так и не нашли (ньюс-рум – размером с баскетбольную площадку)… А теперь… 

Оказывается, 40-процентное сокращение журналистского состава. Несколько отделов «впаялись» друг в друга, издание немного «похудело», экономия прошлась вплоть до закупок кофе в редакцию и выписки конкурентных газет. И главное – теперь могут предложить разве что только 20 тысяч в месяц. При том, что объем работ вырос – каждый пашет «за себя и за того, сокращенного, парня».

 

Путем несложных расчетов с учетом взаимосвязи – дешевизна снимаемой квартиры/удаленность от центра/стоимость проезда – приходишь к выводу, что жрать придется «Ролтон» из «Ашана», купленный оптом. При этом не забудьте про то, что и дрова придется для снимаемой в Подмосковье избушке самим рубить – за такие бабки лучше жилья не найдешь. Нет, если только вписаться толпой в одну лачугу. А оно того стоит?

ВРЕЗ:

Два разговора. Первый – март, второй – ноябрь (вопросы задаю одному и тому же человеку):
1:
- А чего оттуда ушел?
- Да там без гонораров 45 штук, а добираться с пересадкой, на фиг такое счастье надо!
2:
- Тоже закрылись?
- Да, причем сначала там полконторы «порезали». Жаль. 30 штук хоть и без гонораров, и всего с двумя пересадками доезжал. Сейчас такого фиг найдешь. 

СМИ-КИДАЛОВО

«Кидалово» в СМИ в связи в кризисной истерией также стало бурно разрастаться. Кризис, мол, все спишет. 

Есть вариант, когда на работу якобы берут. Предварительно пишешь «для имиджа». То есть – притаскиваешь в контору готовые материалы. Они не идут, зато шибко «вумные» товарищи затем просто берут твои идеи, слегка перетасовывают текст, «апгрейдят», подслащивают так, как они считают нужно руководству, и выпускают на ура под своей фамилией. Реальных примеров несколько. Потом никому ничего не докажешь. Знакомые звонят, пишут: мол, смотри, ты же этим занимался, твоя же тема! И что? Ну, поглумишься у себя в блоге; ну, ребята из профжурнала «Журналист» по своей инициативе напишут главреду издания письмо: мол, чего вы творите? Но суть-то в том, что кушать хочется всем, так что, если голова пустая, а зарплату отрабатывать надо, можно и поворовать. Потом останавливаешься на философской мысли: помог людям, мол. И ладно.

Другой вариант – берут на крохотный оклад, мол, на трехмесячный испытательный срок, потом поднимем. Пашешь. Лезешь из кожи вон, чтобы, так сказать, блеснуть. Проходит 3 месяца. Оклад не поднимают. Кризис. Думай о хорошем – о перспективе. Когда-нибудь поднимут. И понимаешь, что ты 3 месяца пахал «на дядю», при этом себе зарабатывал столько, чтоб разве что обморок от голода не падать. А в выходные лежишь на кровати и медленно дышишь – экономишь энергию и деньги.

ТЕЛЕБЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ

Один знакомый СМИгрант-земляк рассказывал про свой опыт работы на телевидении какого-то там округа Москвы. Учредитель-префектура округа. О чем эфир – понятно. О том, какое хорошее руководство округа. Даже если они жулики и ворюги – это не так, просто завистники и враги страны так говорят. Вот так и выходит – все население округа сплошь из врагов отчизны состоит (когда ж у нас население уже поменяют! Депутаты спят и видят поправки в законодательство – введение выборов населения среди депутатов).

Первые полтора месяца исправно приезжал на работу, выполняя функцию: «подай-принеси, пошел на…, не мешай». Несмотря на опыт в Рязани, стали доверять лишь уровень работы девочки-выпускницы журфака, которая работает для хобби, а не для того, чтобы семью кормить. И то – только когда «штатницы» просто не хотели ехать куда-нибудь в «тьму-тараканский» район для съемки опроса населения о том, в какое место они еще хотели бы поцеловать учредителей телекомпании.

Попутно приятеля «попользовали» на халяву в десятке съемок разных телепередач. То он тупо хлопал в студии по команде в ладоши. То задавал доверенный ему «вопрос от населения», то изображал прохожего при опросе на улице, то «звонил по телефону в студию». Естественно – «за спасибо». После трехмесячных мытарств ему выдвинули условия, мол, можем взять в штат, только вот денег платить будем меньше в полтора раза, чем договаривались. Кризис ведь. Мой знакомый попросил время подумать. Дали выходной. На работу он не вышел. Денег ему не заплатили (ведь и договора никакого не было, так – общественная инициатива, типа). Зато потом от бывших коллег узнал, что на его место сразу же взяли следующего «трехмемсячного кандидата», только уже из города Клин.

Мне же в одном Интернет-издании после «многоуровневого» собеседования с совершенно идиотскими и постоянно повторяющимися вопросами, через несколько дней сказали так: «Парень вы хороший, только вот такому специалисту, думаем, мы достойно платить не сможем, поэтому сделаем так – вы находите рекламодателя под свои материалы, приносите нам деньги и текст, и вам выпишем гонорар». Вещь! Принеси им чемодан денег и материал, а они мне пару купюр отслюнявят, выполняя при этом великую функцию – вставить электронный текст в сайт. При том, что сейчас их сайт на 98% состоит из ворованных у других сайтов материалов.

Причем, возвращаясь к столичному ТВ, эти самые «ТВимущие» уверены, что если тебя уже просто впустили в здание телекомпании, ты уже ДОЛЖЕН пахать «за идею». Тем более – лимита. Культ «голубого экрана» это у нас надолго. И мы сами же его взращиваем. Толпами девочек и мальчиков, вчерашних журфаковцев, которые все еще вертят в головах слова преподавателей, что, мол: «Получите наш диплом и Москва вас ждет с нетерпением». 

Сейчас интересная картина. С одной стороны «кризисная истерия» вымывает «шлак» из редакций путем «рационализации» и «реструктуризации» (официальные формулировки сокращений численности журналистов). Порой действительно «балласт» приходится сокращать, оставляя только боеспособных специалистов. С другой стороны, во всех редакциях есть «свои люди», которых увольнять нельзя, поэтому «вымывание» путем сокращения окладов происходит, в том числе, и иногородних специалистов, которые в новых условиях просто не имеют возможности при таких заработках физически жить в Москве. Оставить могут пару «стахановцев», которые за небольшой прайс будут работать за всех. Это реально – есть редакции, где редакторов отделов, замредакторов и прочих в 2-3 раза больше журналистов. Итог – пашут пять человек, а 15 человек их «гоняют», доказывая свою нужность (в основном – абсолютно впустую). 

А если у кого возникает вопрос – а чего это издание такое отстойное стало? Есть универсальный ответ – КРИЗИС!

 

До каких пор это будет происходить? Здесь просто – пока мы все этой дряни не наедимся. Простой пример – я сейчас многим раздаю ссылки на Интеркавказ. Отзывы очень хорошие. Многих удивляет, что лишь недавно запущенный, со скромным финансирвоанием частный сайт может ТАК и о ТАКОМ писать. Последний эпизод – выдвижение на премия Сахарова за 2011 год. Многих именитых «федералов» после ознакомления с Интеркавказом интересовало, кто стоит за гизданием? Мол, какое-то крупное издательство, или спонсор-олигарх? Ребята! Для того, чтобы честно и нормально работать, не обязательно иметь аэродромные редакции и штат-батальон заместителей главного давателя денег, которые все заняты, только на деле не видно чем занимаются. А проверяется все просто – из нескольких сотен претендентов на ту же Сахаровскую премию 90 % прошедших в финал – регионщики и частники, уже фактически гражданская журналистика. И большая их часть всегда была финалистами и номинантами. А лауреатом в позапрошлом году стала женщина вообще из какой-то такой глухомани, что и название сейчас не вспомню.

Так лучшие ли перебираются в Москву? Сильно сомневаюсь. Здесь другое. Во первых переезжают те, у кого решены проблемы с жильем, во-вторых – действительно специалисты, а в третьих – мегалояльные ребятки, для которых в кайф ездить на работу в метро, даже когда в желудке болтается лишь один «Ролтон». Вчерашний.

Но кризис, однако. Вся эта СМИсоциальная пирамида благополучно крякнула. Когда-то это должно было произойти. Если с утра до вечера только и делать, что орать: «У нас во рту халва», рано или поздно можно сдохнуть от голода.

Деградация наших СМИ достигла апофеоза. А тут еще и денег за этот бред перестали платить. Придется переквалифицироваться в управдомы, как говорил незабвенный Ося Бендер.

До каких пор это будет происходить? Здесь просто – пока мы все этой дряни не наедимся. Простой пример – я сейчас многим раздаю ссылки на Интеркавказ. Отзывы очень хорошие. Многих удивляет, что лишь недавно запущенный, со скромным финансирвоанием частный сайт может ТАК и о ТАКОМ писать. Последний эпизод – выдвижение на премия Сахарова за 2011 год. Многих именитых «федералов» после ознакомления с Интеркавказом интересовало, кто стоит за гизданием? Мол, какое-то крупное издательство, или спонсор-олигарх? Ребята! Для того, чтобы честно и нормально работать, не обязательно иметь аэродромные редакции и штат-батальон заместителей главного давателя денег, которые все заняты, только на деле не видно чем занимаются. А проверяется все просто – из нескольких сотен претендентов на ту же Сахаровскую премию 90 % прошедших в финал – регионщики и частники, уже фактически гражданская журналистика. И большая их часть всегда была финалистами и номинантами. А лауреатом в позапрошлом году стала женщина вообще из какой-то такой глухомани, что и название сейчас не вспомню.

Так лучшие ли перебираются в Москву? Сильно сомневаюсь. Здесь другое. Во первых переезжают те, у кого решены проблемы с жильем, во-вторых – действительно специалисты, а в третьих – мегалояльные ребятки, для которых в кайф ездить на работу в метро, даже когда в желудке болтается лишь один «Ролтон». Вчерашний.

Но кризис, однако. Вся эта СМИсоциальная пирамида благополучно крякнула. Когда-то это должно было произойти. Если с утра до вечера только и делать, что орать: «У нас во рту халва», рано или поздно можно сдохнуть от голода.

Деградация наших СМИ достигла апофеоза. А тут еще и денег за этот бред перестали платить. Придется переквалифицироваться в управдомы, как говорил незабвенный Ося Бендер.

P.S. Кстати, причем здесь намеки на дважды опочивший столичный «Москор»? Дело не только в той вновь похороненной воскрешенной газете. В которой довелось дважды поработать. Дело вообще в идее. «Московский корреспондент» своим недолгим существованием подтвердил – нормальная журналистика сейчас вымирающий вид. Ситуация такая. Заплывшие жиром потребительские мозги лучше прочтут про «звездные трусы», нежели о своих проблемах. Мы все еще орем: «ХАЛВА!» Только уже все тише и тише…

P.P.S.  Интеркавказ представляет короткий цикл статей, посвященный громкому международному скандалу, так называемой «свадьбы Путина и Кабаевой». Впервые на медиапространстве будет описано появление этой статьи в недрах дважды закрытого в 2008 году издания «Московский корреспондент», учредителем которого являлся банкир Александр Лебедев.

Конец октября этого года ознаменован третьей годовщиной скоропостижной кончины последнего «осеннего варианта» Москора, «сбитого» буквально «на взлете» - после первого же месяца работы.

Очерки-расследования истории с «женитьбой Путина и Кабаевой» будут повествоваться от лица человека, имевшего непосредственное отношение к той печально знаменитой статье. Автор очерка на Интеркавказ компоновал ту самую статью и «инкрустировал» в нее часть идеологии направления: «Если Саркози с Бруни можно, то чем наши хуже?»

 

 

16/10/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube