Российские выборы. Какой выход?

Члены  организации «Голос Беслана» решили стать в Беслане наблюдателями. Главная  цель - честные выборы. За 12 дней до 4 марта начали ходить по штабам кандидатов в президенты, писать на сайты  партий.  Задумка наша была такая: быть на избирательных участках по 2, 3 человека. Как известно, что  от одной партии может только один человек присутствовать на одном участке. Поэтому часть из нас  обратились в республиканское отделение КПРФ.

Там нам сказали, чтобы мы обратились  к  Казбеку Торчинову - руководителю отделения КПРФ по Беслану . Торчинов выдал  направления, просил ещё найти волонтеров , так как «не хватает людей». Через день  он позвонил нам и потребовал вернуть направления, потому что  «реском просит об этом». Мы позвонили в Москву в  отдел по работе с обращениями в КПРФ. Там поинтересовались откуда мы и сказали, что уже поздно выдавать направления

Это было утром  2 марта. Мы удивились: «Вы официально нам говорите, что 2 марта уже поздно?»  В ответ: «Я ничего вам не говорю. Если вас это интересует, что напишите к нам заявление, и  мы вам ответим». Договорить, что у нас уже есть направления и их у нас хотят забрать, мы не успели. На линии бросили трубку.

Начали искать в Осетии  штаб  Прохорова, но не нашли.  25 февраля написали ему на сайт в главе: как стать наблюдателей.  Ответ  не поступил.              

В штаб ЛДПР мы пришли 22 февраляРуководитель Северо- Осетинского  отделения ЛДПР  в г. Владикавказе Георгий Зозров  встретил нас настороженно, но дал  обещание выдать направления. Познакомил  нас с  курирующим  отделение ЛДПР по Беслану  Русланом Дзалаевым.  Он  нас предупредил, что нужны копии паспортов и  выдать направления может только 1 или 2 марта. Копии паспортов мы привезли.

В штабе нам дали много брошюрок Жириновского. Мы просили справочник наблюдателя. Справочник не дали, сказали, что их мало. 1 марта мы позвонили  и Дзалаев Руслан  сказал, что пока ехать рано. 2 марта мы опять позвонили и  Руслан нам  сказал, что направлений  не осталось. Ни одного  по всей республике.

Обратились также   в штаб  партии  СР во Владикавказе. Там нас встретили  с удивлением: «Вы хотите стать наблюдателями?»  Мужчина, который  сидел в штабе,  начал звонить по нескольким телефонам  и спрашивал, как составлять направления. Кто –то ему подсказал и он раздал нам заявления со словами: «Напишите заявления, что вы просите направления наблюдателей. Мы дадим вам направления от самого Миронова». 

После очередного звонка он спросил нас - откуда мы. Что скрывать ?  Из Беслана. Он сказал, что сейчас  приедет человек, который  по Беслану и  скажет , что дальше делать. Мы стали ждать. Приехал мужчина, который представился куратором отделения  СР в Беслане  Андиевым Сосланом.  Он не спешил нам давать направления, а интересовался: кто мы, почему мы хотим   стать наблюдателями? «Мы потерпевшие в теракте». После этого мужчина резко сказал: «У нас нет мест наблюдателей  в Беслане». А  в селах? «Тоже  нет!». А во Владикавказе? «Нет нигде!»  Ранее мы направили на сайт Миронова письмо с просьбой о направлении  наблюдателя. Ответ не поступил.

Направления все- таки нашли, но не от партий, а от газеты «Яблоко России» и от одной ещё местной газеты.  Вечером 2 марта  позвонили из рескома КПРФ  и сказали, что могут дать нам направления от коммунистов. Мы удивились, ведь Торчинов К. просил нас вернуть их со ссылкой на реском.  Нас заверили, что  мы будет наблюдателями от КПРФ.  

4 марта , в 8 ч.30 минут,  все мы были на своих избирательных участках.  В начале  удалили тех из нас, кто был от КПРФ . Все участки были предупреждены, что  Торчинов отменил направления.   Остальные удалялись по мере того, как они обращали внимание на работу стола с надписью «дополнительные списки». Например, на участке №176 , наблюдателей удалили через полтора часа  после вопросов о том, почему так много голосующих  по дополнительным  спискам.      

На участках  были не только полицейские, но и сотрудники ФСБ.  Не понятно, что они там делали. Мы не все  сразу обратили  внимание на этот злополучный столик с дополнительными списками.  Никто из нас ранее не работал наблюдателем, и опыта никакого не было. Всё наше внимание было нацелено на урны. Но заметили, например, как на участках № 174, № 176, № 177 , № 178, основная масса голосующих были молодые люди , почти все одетые в темные вязанные шапочки.  Они начали массово подходить к столу с  дополнительными списками чуть ли не с самого начала работы участков. Лично я тогда подумала: «Странно. Почему они так рано и дружно ходят голосовать? Это не свойственно молодым», 

 Подошла к  столу. На мой  обход  члены комиссии нервно отреагировали. Дальшебольше. Если я стояла рядом, то подошедшие группы молодых людей возвращались от этого стола. Стоило мне отойти и не быть около, группы молодых людей получали свои бюллетени и голосовали.  Я  уже вынуждена была бежать за каждым  из них. Перепроверить тех, кто успевал бросить бюллетень в урну, не было возможности. Члены комиссии начинали кричать, подзывали полицейских, отказывались показывать журналы регистрации. Они пытались устроить скандал для удаления меня из зала, подзывая сотрудников полиции,  других наблюдателей из КПРФ, ЕДроссов, ЛДПР. Наблюдатели кричали, что я мешаю работать. Полицейские  также предупредили меня, чтобы я не снимала на камеру

 Мои объяснения о законе не помогалиЛовля карусельщиков продолжилось до конца выборов. То же самое происходило и на тех участках, на которых ещё остались наши наблюдатели.  Там даже председатель комиссии пытался  отнять камеру, карусельщики порвали акты. И все это с молчаливого согласия полиции. Более того, двое  полицейских  ходили за мною по пятам. Но при виде карусельщиков, полицейские отворачивались: ничего не видели, ничего не слышали.  Я составила шесть актовПодходила к камере и говорила, что составлен акт, что идет  фальсификация выборов с применением карусели. Говорила громко, чтобы все слышали.  Никто из присутствующих  не возражал  на счет карусели.

Наблюдатели от Едроссов тихо поправляли меня: «Всё равно он выиграет».  Несколько раз я выходила за карусельщиками и записывала номера их машин. Номера машин заносила в акты.   Насчитала не менее 150 таких  молодых людей. А скольких я пропустила?! На других участках насчитали от 200 до 300 человека- бюллетеней. За вычетом фальшивых избирателей, явка была очень низкая. Не более 25 %.  Да это и не удивительно. Люди не хотят принимать участие в этом фарсе под названием выборы.  Многие мне говорили до 4 марта : «Он же и без нас сам себя выбрал. Зачем ещё это голосование?»  Нельзя не заметить хорошую подготовку к фальсификациям:  столы с дополнительными списками  стояли в самим удаленных  местах, далеких от камер. Парни, которые приняли участие в карусели, были подготовлены и четко знали куда идти и к кому подходить на участке.  Руководители этих групп знали телефоны председателей комиссии, которые звонили им в случае, если на участке контроль. Наблюдатели стали свидетелями таких звонков.  При подсчёте открепительных на двух участках ( только на двух участках наблюдатели не были удалены и смогли до конца проследить за голосованием) было до смешного мало - 8 и 24 штуки. Журналы регистрации избирателей члены комиссии отказались показать.

Трое наших наблюдателей: Маргиева Светлана, Тигиева Нонна,  Цирихова Жанна , удаленные ещё  утром 4 марта, тут же написали жалобы и понесли их в ТИК. Там категорически отказались принимать жалобы.  Утром, 5 марта, мы написали новые жалобы. Пошли сдавать  в ТИК. Двери были закрыты. Поручили знакомым проехать в ЦИК республики и узнатьработают ли. Узнали. Двери закрыты также, как и в ТИК-е. На  звонки  не отвечают. Что это? Захватили власть и поставили на этом точку?! Кому передать наши жалобы и акты? По дороге встречали знакомых, которые рассказывали нам, что с их работы возили сотрудников  автобусом в г. Владикавказ из г. Беслана и устраивали карусели. Значит не только молодые люди, но и  обычные рабочие коллективы были втянуты в карусели

5 марта по местному  телевидению представители партий, которые  нам отказали выдать направления,   отрапортовали, что выборы были честными  и  Путин  самый достойный кандидат. Жалобы в ЦИК по республике Северная Осетия с приложением 11 актов, отправили  по почте.

Мы поняли, что ходить наблюдателями на выборы, вступать на поле шулеров– это не выход. Не может один или два наблюдателя противостоять выполнявшей заказ сплоченной группировке: членов комиссии, карусельщиков, дежурных наблюдателей, полицейских, сотрудников ФСБ. Ресурсы у них огромны. Поэтому при нынешней системе честных выборов не может быть.

Выборы ещё до 4 марта  были настроены  на победу Путина. Нужно  искать  другой  выход. И выход заложен не в контроле  за выборами, а в действиях, проделанных задолго до них.

Хотя не могу назвать наши наблюдения без результативными. Видеть своими глазами фальсификации – это впечатляющее зрелище. Видели и то, что все другие кандидаты, кроме Путина, не боролись за президентство. До 4 марта мы не могли даже предполагать, что власть действительно захватили с помощью многочисленной армии наших же сограждан- фальсификаторов. Статья 142 УК РФ: фальсификация избирательных документов, документов референдума наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до четырех лет.

 Но кто привлечет их  к  ответственности? 

Автор: Элла Кесаева, "Голос Беслана".

12/3/2012
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube