Отмороженные на весь шлем: каких отморозков в форме ошибочно называют омоновцами

Не стоит путать жестоких омоновцев с отмороженными ментами оперполка.Хочу разломать сложившийся стереотип о том, что все что в каске - то ОМОН. Это не так. Наши граждане почему-то величают сией аббревиатурой любое милицейско-полицейское существо, одевшее на голову (или на что там у кого есть) защитный колпак (это официальное название, а не «шлем» или «каска»). Этот материал - обличающе-инструкционный. Научитесь отличать подразделения полиции! Потому что когда сволочь из 2 оперполка бьет человека, а его потом везде именую "омоновцем" - она, эта сволочь, в принципе-то и не против - если кому-то надо будет его найти, пусть и ищут в ОМОНе, к которому он не имеет никакого отношения.

По ссылаемости и упоминаемости буквосочетание: "ОМОН" сейчас зашкаливает в сетевых рейтингах. В связи с уличной активностью оппозиции, естественно, возникает и пропорциональное "зеркальное" внимание к тем, кто ее, ту самую оппозицию и "танцует", то есть - "винтит", "крутит", "принимает" или банально - задерживает. И всех "принимающих" поголовно называют "омоновцами". Вот тут позвольте внести ясность, как бывшему бойцу ОМОНа, ветерану боевых действий в Чечне, свернувшего с правоохранительного пути на путь журналистский (хотя журналистикой занимался еще до армии) по зову сердца и невозможностью дальнейшей трансформации из сотрудника подразделения по защите граждан от бандитов, в подразделение, зачастую, для защиты бандитов от граждан.

Музыка для просмотра (ОБЛАКО) - включаем PLAY и читаем статью.

Я 7 лет носил погоны, из них не одну пятилетку - правоохранительныеПо стажу не говорю - его за Чечню "накидали" хорошо. Так вот со всей своей милиционерско-бойцовской честностью хочу вам заявить - не все то ОМОН, что им некоторые ошибочно обзываютЧтобы отличить ОМОН от других - для этого есть: 1 - нашивки с надписью, 2 - пятна на форме

Если сотрудник одет в серо-синий камуфляжгород», «снег» - названия окраса), то, скорее всего, это и есть омоновец. В исключительных случаях - сотрудник инженерно-технического отделениясапер» в народе) или кинологповелитель мухтаров»).

Но саперы-кинологи в разгоне граждан обычно не участвуют. Поэтому, граждане, прежде чем обзывать омоновцем очередную отмороженную на всю каску сволочь в погонах, пожалуйста, убедитесь, что вы не клевещете.

В зашитных колпаках на митингах еще иногда присутсвуют полицейские территориальных подразделений ГУВД. Их можно вычислить просто - у них обычная полицейская форма

И особо хотелось бы, чтобы граждане запомнили и научились выделять следующий вид - полицейского 2 оперативного полка ГУВД Москвы.

Визуально определить просто - обычная «ментовская» форма («серка» - так ее обзывают в органах), с обычным красным лампасиком на брюках («петушиным» - как его называют омоновцы) и черные береты. Не знаю с какого перепуга им дали береты, ведь обычно их присваивают только специальным подразделениям, но, видимо, время такое - кто больше всех унижает и бьет граждан и считается спецподразделением.

О принадлежности эти «орлов комнатных» к 2 полку можно догадаться по нагрудному шеврону, где написано «2 оперативный полк ГУВД г. Москвы», но чаще всего этот шеврон банально споятан под бронежилет.

Именно их я бы очень попросил не путать с ОМОНом и запомнить отчетливо. Ибо опыт репортерской работы последних месяцнв на стлличных акциях показал - это самые отмороженные индивиды.

Толстое кривоногое атакующее

Чтобы запомнить полицейского среди всех этих десятков-сотен акций последних месяцев не надо стараться - надо чтобы старался он. А как иначе вы его запомните? В памяти откладывается только яркое впечатление.

Например, как 7 декабря на Триумфальной меня спас полковник ОМОН. Тогда, после стычки с нашистами, часть оппозиции прессовали вдоль забора у памятника Маяковскому. Мены несколько раз протащили по сетке забора, я оказался у первого края кордона, выталкивающего людей к метро. Из-за спины первой цепочки полицейские били палками по свету и камерам журналистов, оказавшихся нос к носу с первой цепочкой. Выбраться было невозможно. 

«Карта безопасности» - бэйдж с аккредитацией ГУВД Москвы был кем то сорван с шнурка на шее и остался только его позорный жалкий кусочек на прещепке. Последнее оружие самообороны потеряно.

Далее нас впрессовывали в подземный переход, где уже стояла засада - людей «принимали». Тогда я обратился к стоявшему недалеко полковнику в омоновской форме. Он вытащил меня с давки. Выслушал, прошел поискал со мной сорванный бэйдж, который так и не удалось найти, пожелал удачи и провел через все кордоны к метро.

Я видел этого полковника на многих митингах - уже узнаем друг-друга, здороваемся. Иногда он мне что-то рассказывает по текущей обстановке, пусть даже на условиях анонимности. Я запомнил этого полицейского.

И запомнил другого. Гниду невысокого роста с почти сросшимися бровями, толстым задом на коротких ногах, всегда бегущего впереди цепи атакующих во время нападения на людей.

И хочу сделать из него «героя» - чтоб, стало быть, узнавали. И кличка чтобы у него прижилась - выбирайте: «тумбочкин», «задоног», «козломент», «бронепес», «бровеносец», «объект «г», «толстогон», «бронеспойлер», «бронемуд», выбирайте, или предлагайте свои. 

Почему так жестоко? Потому что я запомнил этого «тумбочкина» еще 5 марта. Хорошо запомнил - как он гнал и бил людей в подземном переходе на Пушкинской ночью. Тогда после эих событий я просто кипел и заливал свой радиатор ненависти бывшего омоновца пивом, попутно изливая итальянским коллегам, что «при мне такого не было» и что таких «бронему» надо гнать кедровые орехи собирать в тайгу (хотя медведей жалко). 

А теперь про тумбочкина, давайте буду писать это название без кавычек и обязательно с маленькой буквы. Даже готов писать все другие слова с большой, лишь бы было заметно, что его неокличку пишу именно с маленькой, и как можно меньше.

5 марта

Уже после того брендового «фонтанного штурма» ближе к полуночи Пушкинскую снова зачищали. Два раза. Первый раз задержали около 5 человек (только то что видел). остальных впрессовали в подземный переход. Когда полиция отступила, мы снова вышли.

Через несколько минут - опять зачистка. Кольцо сжимали омоновцы (запомните - форма с пятнами), а вот в подземном переходе потом беспредельничал «забитый полк» - 2 оперполк ГУВД.

Им почему-то мало было просто согнать нас под землю и закрыть выход, они стали гнать нас по переходу вплоть до входа в метро - к турникетам.

Я успел снять, как кому-то из граждан заламывали руки, и тут же фотографа, который это снял, схватили «забитые» и швырнули на стеклянную витрину. Хорошо, что она не разбилось, человека могли покалечить или вообще убить. Парню фоторепортеру заломили руки, взяли за шкирку и просто как военнопленного погнали, нагнув лицом в землю, к входу в метро.

Впереди атаки бежал наш герой - толстенький старшина «забитого полка». Он считал себя богом. Легко считать себя богом, имея в тылу ОМОН и еще с десяток таких же отмороженных рядом. Однако «бровеносец» увлекся - все его коллеги уже остановились и хотя толпа продолжала бежать к метро уже по инерции, выходило так, что «бровеног» гнал всех сам. Выглядело уже смешно. 

Как если бы Шерхан остановился, а шакал продолжал гнать всех, рассчитывая, что Шерхан в трех метрах от него сзади. А Шерхан то - тю-тю - уже отстал.

Меня схватили, но после того, как я спокойно сказал: «Иду», отпустили. В итоге я оказался сзади отступающей цепи и задастый «броненосец» выступл во всей красе перед моей камерой. Я смеялся и стал кричать: «Товарищ старшина! А ваши то уже все отстали!»

Он услышал, повернулся, увидел что ушел в отрыв один, понял, что коллег рядом нет, а людей столько, что могут щелбанами проломить его защитный колпак на голове - как можно более достойно побежал, вихляя своей непропорциональной нижней частью тела, обратно к своим.

Тогда он мне запомнился тем, что занимался «самодеятельностью». То есть - одно дело выполнять приказ, другое - «сверхприказ».

Если дают приказ очистить площадь от людей - можно стать в цепь и вытеснить народ. А можно влететь в толпу, размахивая резиновой палкой, хватая всех без разбора, за волосы, выламывать руки, бить в лицо, бить коленом в живот, хватать молодых девчонок, таскать людей по асфальту голой кожей, потому что майку одели на голову, чтобы не видел, кто его бьет...

Приказы можно исполнять по разному. И 7 мая я видел на Китай-городе, как занимается «самодеятельностью» группа 2 оперполка ГУВД.

Китайский полк

У меня столько же оснований особым образом «любить» ОМОН, сколько и у других. И то что я там работал несколько лет - не оправдание. Может даже наоборот - я знаю чем они занмиаются «в миру», в Чечне и дома.

Но выбирая из двух зол, особо выделить хочется именно оперполк. 7 мая, когда народ гоняли от Чистых до Китай-города, на ОМОН не было особых нареканий.  Да, первые задержания вечером были от ОМОНа. Им дали команду - обозначили цели - они пошли выполнять приказ. Да, они особо «бойких» брали за руки-ноги и тащили в автозак. Но они не били!

И все это можно было пережить и даже, думаю позже - договориться. Были уже разговоры о том, что в стане ОМОНа зреет недовольство тем, что их подставляют.

Люди с боевым опытом, прошедшие командировки в горячие точки, в которые они ездили зачем? За невыплачивающиеся боевые? За подставы и невыплаты командировочных в их отстутствие их родным дома?

Вопрос риторический. Когда я работал в отряде, мы большее время проводили в тренировках по освобождению заложников, отражении нападений боевиков, захвату бандитов и т.п. 

А вот эти - в выданных с какого-то перепугу им черных беретах отрабатывают именно разгон массовых мероприятий. Причем самоотверженно и с инициативой.

7 мая ОМОН задержал несколько человек и отступил. Кто-то из задержанных потом расскзывал, что омоновцы спорят с замначальником УВД ЦАО о том, почему они должны «всех мести» с площади. Бойцы стали требовать письменного приказа (то чего боится каждый начальник ибо потом этот приказ можно использовать против него). Тогда на выручку приехал 2 оперполк. Им и устного приказа не надо было...

Дивизия отмороженных колпаков

2 полк вошел в толпу стоящих у памятника героям Плевны и стал хватать людей без какой-либо системы. Мне было очень интересно - кто принимает решение о том, кого именно задерживать. Ни символики, ни лозунгов - люди просто стляли и сидели у памятника. Тем не менее некоторых из них выхватывали и волокли в автозак.

Именно до появление оперполка ситуация на площади была спокойно. Даже после нескольких задержаний ОМОНа. Небыло ажиотажа и не было нервной обстановки. Да, задержали людей - но мы уже так к этому привыкли, извините, и когда просто задерживают - это уже становится не интересным, извините за цинизм.

А вот когда влетают и хватают, в том числе и журналистов...

Английского журналиста тащили под руки и он лишь с улыбкой говорил: «I love you!» Потом утащили еще одного журналиста, кто-то успел крикнуть ему, мол, за что? Тот ответил - не было аккредитации. Абзац, теперь чтобы и на улице находиться - нужна аккредитация ГУВД.

Музыка для просмотра (ОБЛАКО) - включаем PLAY и читаем статью.

Потом поволокли парня в жилете с надписью «пресса» - на нем аккредитация висела! Потом задержали ведущего эфир журналиста «Эхо Москвы» Тимура Олевского - с аккредитацией и документами. Журналистов задерживали тогда, когда они снимали жестокость при задержаниях.

И вообще обходились с прессой как с мусором. 

Эпизод:

За памятником трое из оперполка, среди окторых старший - «бровеног» пристали к молодежи - мол, давай документы. Подошел и стою рядом, снимаю видео. Слышу как толстый говорит молодому сержантику: «Убери его!»

Вот интересно - что в голове у этого старшины? Что значит: «убери»? А если бы было оружие - он бы меня застрелил?

Сержантик поворачивается и со словами: «Так, пресса, отойдите» (спасибо, весьма галантно!) отталкивает меня в сторону. Я начинаю спрашивать, мол на каком основании мне мешают работать? Тогда сержантик толкает меня еще дальше. Он не мог не видеть, что за моей спиной обрыв - что там заканчивается площадка у памятника и высота бордюра около полуметра.

 

Если бы я не запомнил этот обрыв когда подходил, вполне возможно я просто цпал бы, разбил камеру и, возможно, голову. Кто был бы виноват? И кто бы от этого выграл? Меня прост овывели бы из строя на какое-то время а найти этого сержантика и доказать, что он меня толкнул - сомневаюсь. Скорей меня обвинили бы в том, что я пристал к сотруднику полиции и сам споткнулся, а сержантик лопоухий не толкал меня, а старался удержать, чтоб я не упал.

Меня понесло. Обидно ж. Догнал сержантика - покажите свои документы и нагрудный знак. В общем, пару раз он меня отшил, мол, ничего не нарушал, досвидания. Я не отстаю. Вздохнул - достал какую-то бумажку в пакетике... выписка из приказа! То есть - у него даже нет служебного удостоверения. Вполне возможно, что они их не берут на митинги, чтоб  не потерять или чтобы не отобрали. Им дают бумажу с печатью, мол, что такой то реально полицейский. Нагрудный знак он мне свой тоже показал - под бронежилетом спрятан (а по закону должен быть на виду).

Второй раз, когда он отпихивал меня при съемке запихивания задержанных в автозак, я ему напомнил: «Вы опять товарищь сержант? Все таки надо поговорить с вашим руководством о вашем этическом поведении с представителями СМИ». Тот отступил.

Но толстый, кажется меня запомнил. Когда в автозак запихивали следующего задержанного, обычно, пытаясь скрыть происходящее, полицейские просто закрывают собой обзор. «Бровеносец» тупо подскочил ко мне и отбросил в сторону. Подхожу: «Вы что творите, товарищ старшина полиции? Почему вы толкаете журналистов?» Молчит, но по характерному подергиванию губ, видно - ненавидит.

Сорванец

Когда очередного задержанного волокли в автобус, отошел в сторону, процессия прошла мимо, я пристроился в паре метров за ними и снимал. Вдруг кто-то схватил меня за плечо, пнул в бок и отбросил влево. Обернулся - опять «бровеносец»! Запомнил он меня! Рядом был ассортимент из журналистов - почему-то досталось именно мне.

Подхожу к нему: «Товарищ старшина полиции - почему вы так себя ведете? Вы нарушаете закон РФ о СМИ - воспрепятствуете мне выполнять мои профессиональные обязанности!»

  • Ты че СМИ? - спросил старшина полуплющимся тоном.
  • Да, вот аккредитация ГУВД - отвечаю и показываю бэйдж на шее.

Далее все быстро, старшина своим корпусом в бронике толкает меня с дороги, при этом я понимаю, что с меня сдирают бэйдж. Отлетев в сторону я вижу как из рук старшины вылетает аккредитация ГУВД и летит в сторону - под ноги идущей следующей группе с задержанным.

Старшина сваливает к автозаку. Я пропускаю идущих с задержанным, пытаюсь подхватить свой порванный бэйдж. Ребята рядом спрашивают, мол, а это не с этого только что задержанного выпало? Говорю, что это было мое, пока не оторвали.

Лена Костюченко, коллега с Новой газеты пытается привесить мой порванный бэйдж обратно на шейную ленточку, но понимая, что это весьма хлипко, снимаю и таскаю бэйдж в руках.

Подошел в «бровеносцу» - требую от него, чтобы он представился и показал свои документы и нагрудный знак. Он меня игнорирует. Подхожу к его офицеру - спрашиваю, почему его подчиненный нарушает закон о  СМИ и закон о полиции?

Тот отвечает, мол, что представляться и показывать документы старшина будет только тогда, когда он сам ко мне обратится.

Каждый читает закон по своему? Хочу обратиться к ГУВД Москвы - проведите проверку знания закона о полиции среди сотрудников 2 оперполка! И научите их, что срывать бэйджи ГУВД с журналистов - не есть хорошо.

Атакующий

Когда людей разогнали с площади у памятника героям Плевны, они рассредоточились по соседним улицам. 

Естественно, 2 оперпол стал проводить зачистку и там. И, естественно, впереди всех бежал кто? Конечно - «бровеносец»!

Точно так же, как 5 марта в подземном переходе - он бежал и умывался слюной от упоения от осознания своей мегавселенской опасности. Когда люди увидели бегущих к ним, в том числе и по проезжей части группы «космонавтов» 2 оперполка, они, естественно, стали разбегаться, так как вид бегущего к вам в колпаке, бронежилете и с резиновой палкой в руках отморозка как-то не располагает к раздумиям типа: «Может хочет время спросить?»

Людей гнали по улицам, кого догоняли, сбивали с ног, выкручивали руки и наматывая волосы на кулаки, тащили по улице в автозаки, которые еще не успели даже подъехать к этому месту. 

Несколько молодых девчонок поставили руками к стене и витринам. держали за шкирку. Толпа здоровых мужиков в броне держала лицом к стене 18-20 летних девчонок.

Было похоже на какую-то зачистку гетто силами СС и Гестапо. Посреди Москвы за гражданами бегали по улицам, били, заламывали руки, таскали по асфальту и бросали в автозак. 

2 оперполк стал звереть еще больше, если, конечно, это вообще возможно. У памятника они бросались на всех подряд, и даже не встречая никкого сопротивления, били людей. На видео попал кадр - когда они хватали молодых девушек, рядом задержали парня. Он просто стоял, его держали за руки. И вдруг один из «отоморожнных колпаков» взял и ударил его коленом под дых. А просто так. Для «выпуска пара».

Когда они задерживали молодых девчонок, сразу пятерых, на улице стоял крик. Девушки кричали, визжали, стонали, пытались призвать полицию не применять силу. Их тащили вниз головами, за руки и ноги. Одна девушка кричала, что она художник, и чтобы полицейские не выламывали ей руки. Ее никто не слушал. 

 

Всех, кто пытлся заступиться или просто просил не трогать девушек, тащили в автозаки. Мужчина рядом фотографировал, как скручивали девчонок. Его схватили за руки, естественно, мы все были взбешены происходящим, этот фотогрф тоже, он стал вырываться. Его сбили с ног, усадив на колени, закрутив руки, стали тыкать головой в тротуарную плитку. При каждом таком «тыкании» его фотокамера, висящая на шее, билась о землю.

Оперполк зверел на глазах. Любой из них, кто оказывался свободным, хватал любого стоявшего в пределах досягаемости человека. Без всякой системы.

Женщины в возрасте кричали на них, пытались устыдить, пытались остановить своими словами. Одну из них, которой было, наверное, уже за 60, мент из оперполка назвал: «старой проституткой».

Другая, хорошо одетая женщина, лет за 40, видя происходящее просто прла в бешенство. Менты перешли все даже невозможные рамки. Люди, просто прохожие, видевшие происходящее, не могли идти мимо - те кто не мог пройти мимо, когда избивают людей. Женщины ругали полицейских, те улыбались и огрызались. 

Одна женщина стала записывть что-то на листе бумаги и обещала сообщить куда-то во властные структуры, кажется в мэрию, в которой, на кажется и работает, о том, что здесь творится. Менты скалились и ржали над ней как над городской сумасшедшей.

Происходящее напоминало плохое кино. Зачистку евреев в Берлине силами штурмовиков и конфликты немцев-ветеранов Первой мировой с ними. К отморозкам в форме даже подбегал какой-то капитан в обычной форме, похоже, что с территориального УВД, он кричал на них, чтобы те перестали так обращаться с людьми. 

А им было все равно. Они уже почувствовали вкус крови и остановиться не могли. Они и шли туда за тем, чтоб почувствовать этот вкус. Их звездный час - бегать по улице столицы и молотить и длать что угодно со всеми, кто не нравится. 

Мстить за свою ущербность, за свою природную жлобность, за свою социальную недоразвитость и распространять вокруг себя единственно понятные и приемлемые им правила - казарменно-зоновско-гопотнические.

Женщина из мэрии уходя кричала на них: «придет время, за все ответите!» Они ржут и дразнятся: «ага, га-га-га, ответим, ага!»

В городе правит жлобство. 2 оперполк хорошо работает. Не забудьте взять бронеаккредитацию выходя на улицу.

Полиция с народом?

Сейчас в Фэйсбуке модная тема - ОМОН отказывается разгонять людей. Хоршо, если это так. Я уже как-то упоминал о том, как в 2005 году ОМОН отказался зачищать перекрытую пенсионерами дорогу. Те митинговали прттив монетизации льгот. Тогда кинули всех, в том числе и ОМОН. Брошенная на разгон людей цепочка вошла в толпу и остановилсь. Стали разговаривать с людьми. Еще 5 минут и толпу возглавит тот же ОМОН и пойдет на стоящее рядом каракулиево-пиджачное руководство. Тогда ОМОН экстренно вытащили с толпы и спрятали по дворам в автобусах.

Это реально. И хотелось бы, чтобы наши граждане не сильно разделяли людей и полицейских. Они тоже люди. И отказавшиеся выполнять приказ о разгоне людей 10 омоновцев это будет гораздо серьезней, чем 100 вышедших на Чистые пруды или 500 описавших свое мнение об этих вышедших в Фэйсбуке.

Полиция - зеркало общества. Мы стоим на площади, а миллионы нас а это ненавидят. Потому что сами н естояли и не видели, что здесь творится.

Полиция видит. Не делайте из ОМОНа врагов, и, возможно, они будут относиться к протестующим по-другому.

А что касается «отмороженного полка» - их надо знать в лицо. Там не с кем договариваться. И, видимо, просто бесполезно.

Но они не ОМОН. Они хуже. 

На фото: форма с пятнами - ОМОН, форма серая, без пятен - 2 оперполк ГУВД Москвы.

Далее - видеодоказательство описанного в статье - разгон граждан от памятника Героям Плевны 7 мая 2012 года.

 

 


17/5/2012
Дмитрий Беркут

Комментарии

Видео на Youtube