Не все то ОМОН что козлы

(Полная версия выходившего ранее текста):

Народ должен знать своих героев

Просто хотелось бы внести ясность по поводу «форменного безобразия», творящегося на акциях протестов в Москве. Ибо называть всех негодяев в форме обязательно и бесповоротно «омоновцами» - неправильно. Не все сволочи в погонах обязательно омоновцы. Это уже штампы. Народ должен знать своих героев, кто он и откудв, а я, обладая этими так называемыми еще с курсов преовоначально подготовки сотрудников правоохрантельных органов «спецзнаниями» вам помогу.

Отработав определенное время в ОМОНе, хотелось бы помочь нашим гражданам начать немного разбираться среди тех, кто «правоохранительствует», и зачастую, несмотря на место работы, будучи при исполнении, сам нарушает закон, проводя «задержания» участников протестных акций с таким «боевым духом», будто это не обычные мирно стоящие на улице граждане, а международные террористы.

Впервые особо запомнились действия 2 оперполка ГУВД Москвы еще на митинге 5 марта на Пушкинской площади. Уже ближе к полуночи, после той «брендовой зачистки» «Фонтана имени Удальцова», нас вместе с итальянскими коллегами гоняли по подземным переходам уже не омоновцы, на которых принято списывать все грехи, а бойцы «2 суперполка».

Наши граждане зачастую называют ОМОНом все, на чем одеты защитные колпаки (шлемы, каски - в народе) и бронежлеты. А это не совсем точно.

ОМОН легко опознать по пятнистой камуфлированной сине-черно-серой форме (расцветка: «город», «снег»), что же касается 2 оперполка - на них традиционная милицейская «серка» - серая форма сотрудника правоохранительных органов. Если боец без бронежилета - опознание можно провести по шевронамнашивкам») - на «суперполке» нагрудный шеврон над клапаном кармана все лекго пояснит.

Почему я считаю это важным? Потому что посещая почти все акции протеста с декабря отметил порой большую разницу между поведением омоновцев и «суперполковых».

Пара примеров - та ночная «зачистка» Пушкинской площади 5 марта. ОМОН сгонял нас в подземный переход и останавливался. Дальше работал 2 полк. Швыряли людей на стеклянные витрины магазинов в переходе, стучали по фото и видеокамерам, выкручивали руки и, как военнопленных, согнув пополам человека с завернутой за спину рукой, гнали вплоть до турникетов метро, рыча: «Пшел домой

Почувствуй разницу

7 мая возле памятника героям Плевны первые задержания ближе к вечеру сначала проводил ОМОН. Жестокости тогда не было. Я ни в коем случае не хочу делать ангелочков из омоновцев, поверьте, очень хорошо знаю о ком речь, сам был в этой шкуре. Но для себя после митингов отметил - если нет агресии в адрес омоновцев, они не применяют чрезмерную силу.

На видео с тех задержаний 7 мая на сайте радио Свободы есть кадры, как омоновцы разговаривали с иностранными журналистами и объясняли им, на каком основании они требуют у них документы. Даже оказавшегося без аккредитации ГУВД Москвы английского журналиста, которого несли под руки, и который кричал: «I love you» несущим его бойцам, несли как-то аккуратно что-ли.

Потом ОМОН отошел в сторону. И приехали они - «суперполчане». И на том же видео хорошо видно что стало творится. Это уже было похоже на зачистку варшавского гетто во время войны. Каратели.

Непонятно по какому принципу они выбирали жертв. Просто группы бойцов шли между людьми и хватали того, кто им понравился или наоборот - не понравился.

И здесь уже не было объяснений - молодых кричащих от боли девчонок за руки-ноги таскали в автозаки, ребятам-студентам выкручивали руки, надевали майки на головы (опять ассоциации с пленными - чтобы не было видно лиц и чтобы он ничего не видел, кто его бьет), били людей, впрессовывая в асфальт, били журналистов (есть кадры как бьют парня, пиная его головой в асафльт, а висящая у него на шее фотокамера бьется от ударов об землю), гоняли, размахивая резиновыми палкамидубинками» - в народе) по переулкам, сбивая с ног, ставя на «ласточку», уперев головой в стену, возле домов, таскали волоком по тротуару...

И у этой агрессии не было никакой причины. Максимум что делали люди - стояли, сидели и при задержаниях дружно кричали: «Позор

Потом я читал в СМИ, что: «омоновцы провели ряд жесткоких задержаний». Но это не были омоноцы!

Не все что козлы - то ОМОН

Частенько на репортажах про «жестокость» ОМОНа стоят фото «суперполковых». Это примерно как под фото горбатого Запорожца подписать: «Украинский Мерседес ушел от погони».

Последний раз «прочувствовать разницу» довелось во время одного из процессов над Pussy Riot возле Таганского суда. Когда сочувствующие находящимся под судом девушкам ребята заперлись в клетке в знак протеста прямо на улице у здания суда. Брошенный туда ОМОН оцепил небольшой круг возле сидящих в клетке людей. Журналисты имели возможность снимать происходящее. Все было спокойно - полицейские искали огромные ножницы для перекусывания замков, которыми была закрыта клетка. Мы стояли и снимали происходящее.

Внезапно прискакали «суперполковые» и начался полный бардак. Журналистов стали раскидывать в стороны, очищая зачем-то огромную площадь на улице в районе клетки с людьми.

Люди падали и как могли старались друг-друга поддерживать. Нас со звериной жестокостью, уперевшись ногами в землю и чуть ли не ударами, резкими толчками стал гнать какой-то безумный молодой «суперполкач». Журналисты уже не могли удержаться и стали кричать на них, мол, вы чего творите? Наши корреспонденты-девушки (фотограф Ира Чевтаева и ведущая онлайн-трансляцию Елена Власенко) чуть не пострадали - Иру смяли в первом ряду «зачистки», а Лену успели поймать коллеги, когда она чуть не упала, споткнувшись о какие-то ступеньки.

Собака бывает кусачей только от...

В чем причина такой агрессии некоторых полицейских на пустом месте? Возможно в контингенте, многим из которых уже давно пора бы применить приставку «спец», превратившись в «спецконтингент» (за их поступки).

Еще в середине «нулевых» МВД стало создавать отряды, специализирующиеся не на борьбе с преступность, а именно на подавлении массовых акций. Тогда же был создан «антиоранжевый «Зубр».

В число таких «уникальных» подразделений входит и «суперполк». Зачастую его сотрудники это полицейские, работавшие в региональных подразделениях.

Для создания таких подразделений в регионы рассылались «письма счастья», с приглашениями перевестись к ним. «Цепляли» в основном хорошими зарплатами, общежитиями в Москве и льготами.

Кого в основном туда рекомендовали или просто «сбрасывали» из регионов? Хороших сотрудников? Наоборот. Таких называли «потенциальными залетчиками», отличавшимися жестокостью, нарушениями закона и прочим. Уволить такого для его командира - плохо, получишь нагоняй из-за некомплекта, а вот «сбросить» в эти новые суперподразделения - отлично. И от залетчика избавится, и на «письмо-счастье» ответить, и вроде бы как никого не уволить.

В Москву потянулись будущие «зубрята» и «суперполковцы». Если их и называть правоохранительными органами, то уже не полицейскими, а именно полицаями, в виду специфики работы, большая и основная часть которой связана именно с разгонами уличных акций.

Кто эти люди, славящиеся свой жестокостью? Это те самые «сброшенные» из регионов «потенциальные залетчики», которые за свои действия и «методы работы» дома могли бы угодить в тюрьму, или минимум - вылететь с работы, здесь за эти же «выкрутасы» стали получать премии, звания и прочие «сахарные косточки», зачастую даже не от своего прямого руководства, а со стороны «более выскоих кругов».

За 6 мая квартирку не хотите? Много народу побили? Молодцы! Так держать! Бей своих - чужие боятся будут.

Уголовные дела будем закрывать! Вперед!

На всю жизнь запомил эпизод, еще работая в милиции, на гарнизонном строевом смотре к нашему спецподразделению подошел местный начальник УВД. Генерал с лошадиной физиономией (говорят, в молодости стукнуло по голове деревом), взглянул на нас и выдал: «Гвардия! Молодцы! Так держать! Покажите кто в городе хозяин! Уголовные дела против вас будем закрывать

Толстоногое бровеносное атакующее

О какой законности может идти речь? В большинстве случаев полицейский позволяет себе ровно столько, сколько ему позволяет его руководство.

Когда меня сопливый сержантик 2 оперполка скинул со ступенек памятника героям Плевны 7 мая, я пытался требовать у него назвать имя и показать служебное удостоверение. Он сорвал с меня бэйдж-аккредитацию ГУВД Москвы «амулет» от задержания) и швырнул под ноги своим коллегм, тащущим очередного скрученного задержанного.

Подошел к капитану - командиру этого толстого кривоного-толстозадого старшины полиции 2 оперполка (впоследствии придумал и распространил среди коллег для него кличку - «бровеног» за брежневские брови и короткие и толстые ножки), требую чтобы он назвал имя своего подчиненного. Капитан ржет. Говорит - хотите, мол, я вам свое имя назову? А его не назову. Мои аргументы по поводу воспрепятствования выполнения профессиональной деятельности журналиста, закона о СМИ и закона о Полиции вызвали в нем еще больший смех. Предложил обратиться в пресс-службу ГУВД и больше со мной не говорил.

Доска позора

По следам всех протестных акций я бы предложил составить некий интернет-рейтинг особо «отличившихся» полицаев и выложить все это в открытый доступ - с фото и видео их «подвигов». Народ должен знать в лицо своих «героев».

Пусть бы это стало совего рода «общественной инспекцией» полицейских. Избил человека - поднялся в рейтинге негодяев и мерзавцев в форме. И опять же - готовая база для подачи исков в суд или заявлений в прокуратуру.

«Бровеног» был бы там в лидерах. Уж очень эпатажный. Но запомнился он не этим, а своей быдлячей манерой дворового гопника при обращении с гражданами.

ОМОНу до него далеко. И это можно сказать о большинстве коллег «Бровенога».

И именно такие сейчас как никогда в почете у наших властей. Им нужны именно такие. Псы режима, «рэксы» - как их иногда называют. И в настоящее время именно эти «рэксы» будут иметь страшные незаконные полномочия - нарушать закон во имя власти. Их за это будут лишь сытнее кормить. Причем за наш счет.

Как противостоять этому? Всеми законными методами (уже смешно, учитывая дело 6 мая). Может хотя бы минимум - знать негодяев в лицо? В их положении популярность губительна. Если бы «жемчужный прапорщик» не попал в объектив видеокамеры, он был бы не в суде, а на доске почета в своем РОВД.

Дьявол боится огласки. И если на «доске непочета» в Сети вместе с фото-видеодоказательствами будут физиономии или даже имена «героев», возможно, они хоть иногда будут вспоминать о правах граждан и о законе о полиции.

А мы, приходя на митинги, уже сможем сказать: «Вот этот в серой форме, шлеме и бронежилете не омоновец, а мразь с 2 оперполка, которая избивала людей и задерживала журналистов».

Но не надо называть всех подряд омоновцами и говорить со сцены на митинге, что все в погонах - скоты. Во-первых - не все те ОМОН, что козлы, во-вторых - не все что даже не ОМОН тоже козлы.

В погонах тоже есть люди. И призывать к ненависти абсолютно ко всем - как раз прямая дорога к гражданской войне. Совеобразный социальный национализм.

На митинге в Новопушкинском сквере 26 июля запомнились слова выступающего отца одного из задержанных по делу 6 мая. Он не призывал ненавидеть полицейских. Скорее наоборот, сказал, что это тоже такие же ребята, которые придя с работы и сняв форму, так же живут вместе с нами и так же чувствуют на себе все «прелести» нашего времени.

Было очень трогательно и проникновенно, когда на Болотной в декабре полицейским буквально всучивали в руки горячий чай и Сникерсы люди, про которых потом на известном телеканале говорили, что они куплены Госдепом.

А то фото с полицейским в шлеме и бронежилете, который держал подаренную ему митингующими белую розу за спиной...

Что же до «бровеногообразных» - он не полицейский, если называть так тех, кто принимал присягу. Он просто цепной жирный пес своих хозяев. А им не нужны полицейские. Им нужны полицаи.

23/10/2012
Дмитрий Беркут

Комментарии

Видео на Youtube