Дети войны: австрийский марш мира в поддержку чеченской семьи Гатаевых

13 марта 2012 г. перед посольством Литвы в Вене (Австрия) по адресу Löwengasse 47 пройдет митинг в поддержку чеченской семьи Гатаевых. В свое время литовские спецслужбы, сфабриковав дело против Малика и Хадижат Гатаевых, отобрали у них детей, которые и по сей день лишены возможности общаться с родителями. Они изолированы в так называемой «SOS-деревне» в Литве, по сути являющейся для них тюрьмой

Мы обязаны поддержать Гатаевых, потому что сегодня забрали детей у них — завтра заберут у нас, если мы простим эту подлую провокацию литовской бандитской организации КГБ-ВСД. Дети войныНаши дети не виноваты в том, что они родились чеченцами. Малик и Хадижат заменили детям родителей, не жалея сил и здоровья, сумели дать детям сиротам перспективу в жизни. Дети обрели в лице Малика и Хадижат новых родителей. Малик и Хадижат совершили геройский поступок, как подобает всем чеченцам.

Каждая семья в Чечне делала что могла, чтобы помочь друг другу пережить незабываемое горе и страдание нашего народа. В 1996 году в конце войны Командующий сектором ВС ЧРИ поручил Малику заниматься беспризорниками и детьми-сиротами, которых невозможно было контролировать в период военных действий в Чечне.

Как мы знаем и помним, в 1996 году в Грозном неведомые и неизвестные силы, являющиеся неподконтрольными силам ВС ЧРИ в Чечне в ночное время нападали на посты и сжигали танки и БТРы российских войск, трудно было понять, кто нарушает мирный договор, кто выполняет мстительскую миссию в ночное время, кто такие эти мстители.

Аслан Масхадов (Дала гIазот кIобал дойла цун) в пионерском дворце (штаб ВС ЧРИ) города Аргуна дал указание Турпалу Атгериеву немедленно выявить группу мстителей, но кто они — было загадкой, в том числе и для Шамиля Басаева.

После совместного (силами ЧРИ и РФ) комендантского режима в Чечне в 1996 г. на посту возле консервного завода мстители снова напали на российский пост, сожгли БМП, забросав бутылками с зажигательной смесью, с блокпоста открыли огонь, из группы были ранены двое мстителей и они попали в плен. Русские и чеченцы были удивлены, что мстителями оказались дети-беспризорники, но все же их доставили в центральную комендатуру в Грозном: 9-летнего Бапи (по-чеченски это означает «хлеб» – кличка» и 11-летнего Цыгана (кличка). 

Тогда в 1996 году в середине августа Шамилем Басаевым было принято решение собрать всех беспризорников в один лагерь. Началась «охота» на «мстителей». На площади Минутка 18 августа 1996 года было совершено нападение на

российский блокпост, нападавшие оставили запись на стене «Мстители». На Центральном рынке по улице Мира 22 сентября 1996 года был сожжен российский «Урал», закидали зажигательными бутылками

Российские солдаты получили сильные ожоги, 30 минут не могли подойти пожарные, так как взрывались боеприпасы, находившиеся в кузове автомобиля, на асфальте мстители оставили банки с черной краской (это была нефть) и написали «Мстители».

Не буду отнимать время у читателей, завершу историю мстителей рассказом Абдуррахмана из Зандака:

«У меня был один вагон-кафе на Центральном рынке в Грозном, где мы продавали чебуреки, пирожки с мясом, сигареты, соки, спиртные напитки и многое другое. Многие дети и даже пожилые русские и бездомные просили у нас дать им что-то покушать, мы кормили их и это видели многие наши покупатели разных национальностей.

Вот однажды, 12 марта 1995 года утром я увидел запись на вагончике черной краской: «Здесь были Мстители». Все это, конечно, мы стерли бензином. Когда я мыл руки, ко мне подошел ребенок лет 10 и сказал: «Эй ты, козел, дай мне водки». Я обернулся и увидел ребенка, был удивлен, даже немножко потерял дар речи. Я хотел его поймать, но он с ловкостью отбежал: «Не старайся, чмо, ты не поймаешь меня, даконечно, краску ты стер, но пожар не потушишь, сегодня мы его сожжем».

Я сказал: «Что? Кто сожжет это?». Он ответил: «Я это сделаю. Ты русских кормишь и водкой поишь, а мне пожалел, дай 5 бутылок водки и мы тебя не тронем, если не дашьмы тебя сожжем вместе с твоим вагончиком, русский стукач». Я оскорбил его, назвал безотцовщиной, «кIуталгIа йина хума» и прогнал его.

В 16.30 пришли офицеры из генштаба, сказали, чтобы я для них готовил 10 порций пельменей, что они через 2 часа пришлют солдата за нимиСтарший из них заплатил за пельмени и еще купил 6 бутылок водки и укладывал их в рюкзак, но в это время во входную дверь залетела бутылка с зажигательной смесью, разбилась и по всему вагончику распространился огонь. Следом еще две бутылки кинули в окошки с разных сторон, мы с трудом успели выскочить на улицу, в панике офицеры открыли по разным сторонам очереди из автоматов. Вагончик сгорел вместе с моим товаром и с их рюкзаком.

Я понял, что имею конфликт с серьезными врагами, начал искать своих обидчиков. Но они меня нашли сами, я действительно немного растерялся, я смотрел на них молча, думая, что сейчас мне сделать с ними, ведь они
дети 10-11 лет. Один из них сказал другому: «Рыба, пошли, он свое получил». Но Рыба меня оскорбил: «Эй, чумазый, как дела, чем сейчас торгуешь, иди к нам, мы тебе крышу сделаем, будешь работать на нас и торговать нашими товарами». 

Честно сказать, я подумал, раз они беспризорники, то у них может быть много хорошего ворованного товара и, может быть, я смогу чем-то заняться, пусть ворованный, лишь бы я смог семью содержать, и решил с ними быть в хороших отношениях. «А что за товар у вас?» – спросил. «Гончий», так его звали, показал мне, подняв свою рубашку, зажигательную бутылку. Я не знал, от злости мне плакать или смеяться, хотел уходить, высказывая им свою обиду на них, мол, мне и моей семье негде жить из-за того, что вы сожгли мой товар и все деньги, мы остались без еды и дома (действительно я остался на улице, мне негде было жить, я спал и жил в этом вагончике).

«Дети есть у тебя?» – спросил у меня Гончий. «Да, – ответил я, – пять у меня, такие, как ты». Они долго смеялись надо мной, перекрикивая друг друга: «Персик, у него как мы, кIенти, целых 5 барсуков!». Я страшно испугался за их будущее, они менялись в лице, в их лицах я увидел убийц и безжалостных преступников, при каждом их вопросе ко мне даже в их словах чувствовалась ненависть ко мне и всем людям, видно было, что росли они все эти военные годы как дикари, брошенные умереть от голода и холода, эти дети понимали, что людям дороже война, чем их будущее

Я даже не осмелился у них спросить, есть ли у них где-то родственники. «Если будет тебе тяжело, ты найдешь нас здесь! Ладнопапаша, иди домой к своим щенкам, больше мы тебя не тронем, если увидим, что русским водку продаешь, сожжем заживо».

Когда война закончилась в 1996 году, я узнал от Гончего, что РыбуБепига и Персика убили в фильтрационном лагере ПАП-1. Рыба и Персик сделали нападение на колонну возле 9-й горбольницы и ранеными попали в плен. Были помещены в фильтрационный лагерь ПАП-1. Гончего — его настоящее имя Хасан, он из Гойтынашли родственники после войны у
чеченцев в Селже. Пирата из Таджикистана нашли среди массовых захоронений на заводском кладбище, Рыбу и Персика выкопали во дворе ПАП-1 и поместили в вагон-холодильник в лаборатории, как неизвестных для опознания их личности, хотя кто знает, узнаем ли мы когда-нибудь их настоящие имена, чьими они были, найдем ли мы своих без вести
пропавших детей, а их тысячи».

Трудно слушать, когда рассказывают дети Гатаевых, через что им пришлось пройти и пережить. Дети хотят иметь пусть не родных, но хотя бы приемных родителей. Они считают, что это их право. Война забрала их настоящих родителей с молчаливого согласия мирового сообщества, а Литва хочет отнять у них приемных родителей, воспитывать в чуждой им
культуре. Дети забыли их родной язык, остались только попытки танцевать по-чеченски. Я считаю, что это настоящий геноцид по отношению к чеченским детям.

Автор: Ваха Банжаев, председатель ОУКФЛ ЧРИ

07.03.2012, Nohchipress.info

8/3/2012
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube