ШеремЗона 2

Информационный десант Интеркавказ вновь отправился на место строительства третьей взлетно-посадочной полосы аэропорта Шереметьево, где в прошлый раз нашему журналисту хотели разбить видеокамеру. Лес рубят – щепки летят?

стройка ВПП 3 Шереметьево

Это уже была вторая наша поездка на место строящейся третьей взлетно-посадочной полосы (ВПП) аэропорта Шереметьево. И хотя со времени первой вылазки прошло не так много времени, увидев изменения местности на месте стройки, показалось, что ездили мы сюда несколько месяцев назад.

Лес вырубается с неистовой скоростью. Что до техники, то она уже перебралась на другой берег реки Клязьма. По мосту? Нет – своим ходом. Бульдозеры срезали берега, гусеничная техника проползает реку на другой берег хоть пока и с трудностями, но это, видя происходящие темпы, можно догадаться – дело временное.

Интересно, а бульдозеристы, которые месят гусеницами и ковшами Клязьму, воду откуда пьют? Наверняка – привозят и топят из ледников Арктики. Потому что вряд ли они не знают, что река, которую они превратили в ужас, впадает в Клязьминское водохранилище, а оттуда идет в водозабор для Москвы. Поговорку про плевки и колодцы уже не вспоминают.

Под зону строительства ВПП 3 попало несколько деревень. Сначала едем в ближайшую от Москвы – Дубровку.

Странности, связанные со строительством отразились, в том числе, и на «общительности» некоторых местных жителей. Просто боятся. Вот так и в Дубровке, из нескольких человек, которые общались с нами, на камеру здесь согласился говорить только один – дядя Дима.

Деревня Дубровка. Точный возраст ее неизвестен, но местные жители утверждают, что находится она здесь, на бегу Клязьмы, еще с царских времен.

Что до леса, в основном широколиственного, березы, осины, дубы, хотя есть целые гектары сосен, то он был здесь всегда. Пострадал он только во время войны. Рубили для нужд – для производства и для отопления.

Как рассказывает дядя Дима, сразу после окончания войны сельчане соседних деревень устраивали коллективные посадки деревьев. Входили толпой с детьми и сажали на месте вырубленного леса новый. Вот с тех пор он тут и стоит - обновленный Шереметьевский лес. Точнее выразиться – стоял.

С 2012 года судьбу его решили где-то наверху, никого не спрашивая. Никого не интересовала не только судьба леса и реки, которая поит Москву, никого не интересовала и судьба этих деревушек и их жителей.

После объявления о строительстве третьей ВПП аэропорта Шереметьево, в лес заехала в огромном количестве строительная техника и начала уничтожать все вокруг.

Сейчас это огромная плешь в несколько гектаров.

«Они просто приехали и стали тут все рубить, нам никто ничего не объяснял, не предупреждал и не рассказывал» - сетует житель Дубровки дядя Дима.

Вместе со строительством начались попутные проблемы. Судя по госномерам техники – пригнали ее сюда со всей нашей необъятной. Что касается лиц строителей – пригнали их не только из нашей необъятной, но из бывших теплых «братских» республик. Федеральное строительство, видимо подразумевает и это. Хотя по телевизору у нас Бирюлево и сафари на нелегалов, здесь, на этом гиперпроекте российского значения – как раз те, кого с таким телеуспехом сейчас якобы гоняют по первопрестольной. Может сюда всех загнали? Поговорить, правда, с ними не удалось – при виде видеокамеры и «чужих» они быстро разворачивались и убегали.

Дядя Дима жалуется, что у него воруют кур. Мол, постоянно пьяные строители тут лазят и воруют все что можно. У дяди Димы маленький домик. Пенсия 5000 рублей, живет за счет хозяйства – маленький огородик и скотина – несколько коз, птица.

Из всех близких – огромная собака. Она то его то оберегает. Дядя Дима ласково ее называет: «моя собачка, мой стаффорд, защитничек».

Сарай с козами дядя Дима не закрывает с тех пор, как начались угрозы со стороны неких лиц, объезжавших дома и рекомендовавших все продавать и уезжать отсюда быстрее, пока еще можно хоть что-то за это выручить.

Дядя Дима жалуется, мол, до начала строительства земля тут стоила в 3-4 раза дороже. Лес, река, ягоды, грибы, даже охота. «Гады последнего лося в прошлом году застрелили» - рассказывает дядя Дима.

Теперь, когда здесь стоит круглосуточный грохот, когда вместо леса – разрыхленное траками и колесами тяжелой техники изуродованное поле грязи, река с водой почти черного цвета, а в перспективе – видимо аэропорт, кто здесь что купит?

Что до неких личностей, которые ездили по селам «для профилактических бесед», они старались себя ни к кому особо не относить.

Один из местных жителей, который пока до намечаемых им судебных процессов, связанных с правами местных жителей, просил не называть его имени, бывший летчик-международник гражданской авиации, когда то принимавший участие в планировании и разработке аэродромов, дал нам послушать запись, сделанную им на телефон во время общения с этими «консультантами».

В основном на записи угрозы. Мол, тут все схвачено и уже все решено, вам тут, если что, голову вмиг открутят, лучше по хорошему убирайтесь.

На местную полицию, в чем мы лично убедились еще во время первой вылазки, происходящее здесь никакого впечатления не производит. Отговорки такие – очень много работы, у них большая занятость, а что до леса – они же не могут подсчитать нанесенный ущерб, этим должны заниматься лесники, а они вот почему то не занимаются…

У работающих на уничтожении Клязьмы и Шереметьевского леса никто еще ни разу не видел ни одной бумажки, разрешающей здесь производство работ. И тем не менее уже много месяцев некие неустановленные лица ведут работы, прямо так, олимпийского масштаба.

И даже по словам одного из оперативников БЭП Солнечногорского района, по заявлениям экологов и местных жителей он увидел здесь, во всем происходящем, уже не признаки административного правонарушения, а признаки уголовного преступления, только вот на место приехать никак не может до сих пор. Занят. Или занимают?

Пластиковая сеточка, якобы по закону призванная огородить стройплощадку, висит метрах в 10 от жилых домов. В том числе и от дома дяди Димы.

стройка ВПП 3 Шереметьево

«Спать невозможно. Грохот стоит по ночам и фарами светят» - рассказывает нам дядя Дима. На самом деле светят там не только фары – на ночь включают прожекторы освещения стройплощадки, укрепленные на огромных мачтах. Можете себе представить, какое должно быть освещение, чтобы ночью работать на площадке, размером с аэродром?

Так что по ночам жители Дубровки теперь могут читать книжки, даже если в их домах пропадет электричество.

Что касается бывшего летчика, живущего в Дубровке, то строительство и в том месте, где это происходит, не имеет разумного объяснения.

Во первых, он уверяет, что из-за того, что в основании выравниваемой площадки используется глина, а не песок, даже если здесь когда-то и будет ВПП, она будет, цитата: «взрываться каждую весну». Глина, по его мнению, не подходит для основы будущей ВПП. Она не так пропускает воду и не так пластична для перегрузок. Скорее всего, по его мнению, полоса будет нуждаться в постоянном ремонте.

Но не это является основной проблемой – объясняет нам бывший летчик. Дело в том, что с одной из сторон будущего аэропорта, в аккурат в срезе полосы, находиться огромная гора. Точнее, это не гора, а бывшая несанкционированная свалка. Просто она огромной высоты, размеров и похожа на гору.

Это может быть основной проблемой для взлета-посадки самолетов. Грубо говоря, посадка или взлет в эту сторону станут невозможными. Слишком крутая траектория (глиссада) должна быть. Это и опасно и не каждый самолет сможет это сделать технически.

Снос же свалки, помимо огромных финансовых затрат, по мнению летчика, опасен и затруднен тем, что свалка эта, появившаяся несанкционированно еще в 90-х годах, полна различных токсичных отходов и даже, говорят, ртути.

Подтвердить документально это люди не могут, но считают, что они правы.

Невооруженным глазом видно, что гора-свалка, действительно мешает траектории ВПП. И не кажется, что это могли упустить или не заметить при выборе места для строительства такого объекта.

Через некоторое время наш «десант» едет в другу деревню – на соседнем берегу Клязьмы. Проезжаем мимо аэропорта Шереметьево и сворачиваем в Перепечино.

Смотрится все очень странно – кипящая строительная работа в 5 метрах от заборов частных домов. Причем некоторые из этих домов достаточно капитальны – двухэтажные особняки из облицовочного кирпича, пластиковые окна, крыши их профлиста, на территории дворов которых есть еще несколько построек – подсобные, гаражи и т.п. Выглядит все очень капитально и дорогостояще. Но не могут же здесь жить люди, когда их двор входит прямо на взлетную полосу?

Ходим по домам и пытаемся найти кого-то, чтобы поговорить. Натыкаемся на двор с прудиком, возле которого крутится с десяток гусей. Увидев нас, гуси прыгают в вырытый для них прямо во дворе прудик.

Пожилая женщина, услышав нашу просьбу, отказывается общаться. Но через некоторое время к нам выходит дядя Миша – старый человек, лет уже около 70, в коричневой теплой куртке и зеленой кепке с эмблемой МЧС.

По его словам, никто и ни разу не общался с ним или его соседями по поводу вероятного выкупа их земель и переезда из зоны строительства аэропорта. Но как такое может быть? Стройка идет полным ходом, уже затрачены миллионы, а о судьбе людей никто не думал?

Дядя Миша рассказывает, как строители поначалу стали ездить по «его дороге». Эту дорогу возле домов дядя Миша делал за свой счет и своими силами – сыпал щебень, расчищал местность. Поначалу крупнотоннажные грузовики стали ездить по ней. Дядя Миша начал спор со строителями и добился своего. Его дорогу оставили в покое, и проложили новую – рядом с ней.

А чтобы не въезжали с дороги на дяди Мишину дорожку, он соорудил здесь самодельный шлагбаум.

Подробнее о своих бедах дядя Миша рассказал нам на видеокамеру (см. сюжет на странице Youtube нашего сайта http://www.youtube.com/watch?v=e5vHrAbA3Bs). Это был второй человек, который согласился с нами говорить в открытую.



Еще дядя Миша сказал, что по некоей информации, ВПП якобы сначала хотят построить, а потом замерить уровень шума от самолетов возле Перепечино. И якобы только после этого будет решаться вопрос с жителями по поводу их отселения.

Не поддается логике такое объяснение, ведь если взлетно-посадочная полоса проходит у вас рядом с калиткой дворика, неужели самолеты могут не мешать когда будут взлетать и садиться?

Идем по деревне с дядей Мишей, искать еще каких-нибудь жителей. Слышим, как во дворе одного из домов играет музыка, очень громко играет. Ее даже слышно сквозь грохот стройки, которая находится буквально возле домов.

Стучимся в дверь. Дядя Миша зовет соседа по имени. Открывает парень, лет 30 с чем-то. Словоохотливый, однако, говорить на камеру отказывается. Говорит – некрасивый, так как не хватает передних зубов.

Про свалку он рассказывает нам интересные вещи. Что ранее она принадлежала бандитам, в 90-х. Потом ее кто-то кому-то много раз перепродавал.

А что до земель, примыкающих к строительству ВПП 3 – по его словам, якобы эти земли выкупил бизнесмен Марк Волошин.

Становится совсем уж интересно. Зачем бизнесмену выкупить земли, которые идут под строительство федерального проекта – нового аэропорта? Если это правда, видимо, именно поэтому и выкупил?

Справка:
Согласно сайту «Публичной кадастровой карты», кадастровая стоимость участка в Шемякино (рядом с деревней Перепечино, около стройки ВПП 3 Шереметьево) составляет 856,4 млн руб., при этом в графе «форма собственности» указана редкая формулировка ― «нет данных». По оценке гендиректора Geo Development Максима Лещева, рыночная стоимость этого участка может составлять 4―5 тыс. долл. за сотку. Таким образом, максимальную его цену эксперт оценил в 1,78 млрд руб.

Заниматься проектом по строительству логистического центра будут две российские «дочки» Marvol Management ― «Стройпроект менеджмент» и «Марвотех». У первой уже есть опыт строительных проектов в ЮАР, Иордании, на Украине и в Москве. Вторая станет управляющей компанией. «Для меня после иорданского проекта (строительство завода по производству гранатометов, официально открылся 30 мая. ― согласно РБК daily) это один из серьезнейших проектов», ― заявил в свое время РБК daily Марк Волошин.

Советник Марка Волошина замдиректора Института макроэкономических исследований Минэкономразвития Олег Соколовский отмечает, что логистический центр создается в районе строительства ВПП-3 Шереметьево, новой высокоскоростной автомагистрали Москва ― Санкт-Петербург и в двух километрах от Ленинградского шоссе. «Как известно, именно авиатранспортом в основном доставляются рыба и мясопродукты из Европы, а овощи и фрукты в Россию доставляются в основном через Петербургский порт. Так что логистический центр будет пользоваться спросом», ― отмечает Олег Соколовский. По его подсчетам, обеспеченность складскими помещениями Москвы составляет лишь 10―12%, а значит, проект не создаст конкуренции ныне действующей в аэропорту инфраструктуре.

Марк Волошин не единственный предприниматель, который интересуется логистической инфраструктурой. В 2012 году «Интеррос» Владимира Потанина объявил о создании компании «Интерпорт», которая выкупила у «Аэрофлота» 50% оператора по наземному обслуживанию грузов в Шереметьево «Аэропорт Москва». Помимо этого компания начала строительство еще одного грузового терминала в Шереметьево, площадью 20 тыс. кв. м.

Все сняли, сфотографировали. Дядя Миша не единственный житель деревни, попадающей под ВПП 3, к которому еще ни разу не подходили с целью решать его судьбу и судьбу его участка с домом, несмотря на то, что стройка идет у него под забором. Парень с отсутствующими зубами, сосед дяди Мишы, тоже ни разу не видел никого, кто бы поговорил с ним относительно его будущего в связи со стройкой.

Идем к машине, чтобы возвращаться в Москву. Замечаем, что пока наша машина стояла и около часа ждала нас, возле строителей уже появилось пара джипов, из которых вылезли крепкие ребята и стали расспрашивать у работяг, видимо по поводу нас. По крайней мере, они смотрели и показывали руками на нас.

Дабы избежать неприятностей, как во время нашего прошлого визита на это строительство, когда мне хотели разбить видеокамеру, решаю, что снимать их буду только из окна двигающейся машины.

Специально для этого разворачиваемся, въезжаем в Перепечино, затем снова разворачиваемся и уже проезжая мимо строителей и «экипажей джипов», открываем окна и производим фото и видеосъемку, проезжая мимо на малой скорости.

При выезде с этой маленькой дороги на трассу замечаем, что тут стоит машина ДПС, которая проверяет грузовики, выезжающие со стройки, на предмет загрязненности колес. Очень полезная работа. Строительство ведется, как нас уверяют экологи и местные жители, без единой бумажки, а полиция бдит за тем, чтобы не нарушались нормы по загрязненности колес техники, выезжающей со стройплощадки.

Далее проезжаем мимо огромной «плеши» на месте стройки. С трудом верится, что здесь был лес. О нем напоминают только сложенные в горы уже обработанные стволы деревьев. Очень странный он этот проект Шереметьево 3. Многие сравнивают его с зимней Олимпиадой в приморском курортном Сочи. На бумаге, может, это на что то и похоже, но в реальности – фантастика. Да и где бы кто показал еще эти бумаги? Особенно местным жителям, прожившим всю жизнь на берегу чистой речки в живописном лесу, а теперь, чьей-то волею оказавшихся на стройплощадке с совершенно не предсказуемым будущим.

И здесь нет Жени Чириковой, которая бы кидалась под экскаваторы, нет активистов-оппозиционеров, которые проводили бы здесь акции при большом скоплении журналистов. Здесь почти никого нет. Только люди остались. Пока еще.

P.S. Интеркавказ продолжает следить за судьбой жителей сел, попавших в зону строительства третьей ВПП аэропорта Шереметьево.

30/10/2013
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube