Манежку проглядели

28/6/2011

Эхо Манежной площади

 

Манежку проглядели. И милиция и журналисты. Впрочем, если бы об 11 декабря сообщали так же, как и о последующих акциях националистов – ее бы вообще не было (наверное). Когда все случилось, была растерянность. Ну погромы футбольных фанатов мы все знаем – но они то привязаны к конкретными удачам/неудачам в футболе, но тут?

Нацистские приветствия рядом с Вечным огнем, фашистская символика, нацистские надписи… это уже не футбол. Причем, по словам тех немногих журналистов, которые оказались 11 декабря на Манежной, у них создавалось впечатление, что эта 5 000-я толпа имела такую силу, что если бы они пошли на Кремль, до которого оставалось всего несколько  сотен метров, милиция вряд ли что могла бы сделать. Если бы только не стали стрелять. Что было бы тогда – не хочется думать.

 

Все мы видели по сюжетам в Youtube, что московская милиция 11 декабря оказалась вовсе не в привычной по «Маршам несогласных» ситуации. Когда тех ребятишек, случайно проходивших мимо Манежной площади, и имевших несчастье оказаться «выходцами с Кавказа» (причем в их компании были и русские), избивали прямо рядом с омоновцами, становилось страшно. Милиционеры прятали ребят под машиной Скорой помощи, попеременно принимая на себя удары националистов, адресованных к тем ребятам.

Толпа дралась с милицией. И хорошо, что только руками и елочными игрушками со стоявшей перед зданием Манежа елки. Обошлось «малой кровью».

Но события развивались. «Память Егора Свиридова» переросла, к примеру, в призывы «отделить Кавказ» уже ровно через неделю у акции в Останкино.

11 декабря 2010 года футбольные фанаты собрались на Манежной площади, чтобы почтить память болельщика "Спартака" Егора Свиридова, который был застрелен из травматического оружия во время драки с выходцами с Кавказа в ночь с 5 на 6 декабря 2010 года в Москве. Акция памяти переросла в уличные драки и столкновения с ОМОНом, пострадало 29 человек. Позднее массовые беспорядки продолжились, перекинувшись на другие города.

Отделить Кавказ и делов то

Акцию у Европейского в Москве, громко названную «стрелкой кавказцев и русских» упоминать не буду. Там и упоминать нечего. Кто-то пришел, постояли, поснимали, поорали, зажгли пару сигнальных огней и разбежались. Тем не менее – около тысяч задержанных. Ноу-хау от милиции  - молодых ребят, задержанных у Европейского в воскресенье вечером отправляли проходить медкомиссию в военкоматы.

Логично – пришел «За Родину» - иди ее защищай не словом, а делом. Только под руку «милицейских помощников военкомов» зачастую попадали люди, которые к службе в армии были не пригодны. Такие вот «издержки».

 

Когда от остановки я шел к Останкино, навстречу бежала толпа молодежи:

«Не ходите туда! У вас ботинки армейские – вас сразу заберут!» - крикнули мне пробегавшие мимо.

Не понял. Подхожу к милицейскому полковнику, стоявшему у монорельсовой станции близ Останкино, спрашиваю – мне в таких ботинках можно пройти, журналисту?

Он не понял. Я тоже. На том и разошлись.

 

Около 2 десятков видеокамер тщательно снимают некоего «представителя Национал-демократического альянса», который читает некую резолюцию о пересмотре границ Российской Федерации, с требованием исключить из состава страны Северокавказские республики.

Толпу молодежи, пришедшую на акцию к этому «зачитванию» не пустили. Усиленные подразделения разных структур МВД, взявшие Останкино в кольцо, напоминают события 93-го года.

Кажется, и думают так же. Это слышно по радиопереговорам орущих радиостанций: «Выдавливайте их в парк, перекрывайте, вводите ОМОН, оставляйте одну дырку и пакуйте» - орет кто-то по милицейской радиоволне.

В Останкинском парке творилось непонятно что. Толпы молодежи с огнями и каким-то плакатами бродили по улочкам. Милиция окружила не в удобное время оказавшуюся в парке свадьбу. Толпу молодых «веселых» свадебных гуляльщиков спутали с националистами, проверили документы. Пришла рассерженная невеста в фате и «забрала» всех своих гостей обратно в находящийся неподалеку ресторан.

Какие то ребятишки приняли меня за своего и начали делиться подробностями акции и своими мнениями по поводу милиции и национальной политики в России. Матом.

С удивлением обнаружил, что некоторые из них вообще не из Москвы (двое оказались из Рязани), они спрашивали меня где ближайшее метро, на случай «если будут опять гонять».

 

 

Внутри парка группа журналистов, из тех, кто осмелился, около 5 человек (половина – в бронежилетах с надписью «Пресса»), вместе с ОМОНом ищет националистов. На нас из темноты выходит колонна молодежи, человек под 200.

ОМОН орет по рациям, требуя подкрепления, выстраивает цепочку на пути националистов. Силы неравны – людей в форме на этом участке всего около 20 человек. Позже выяснилось, что основные силы милиция стянула к другому выходу из парка, но толпа сделала «финт», уйдя через посадку в другую сторону. Им передали данные о засаде по телефону.

ОМОН встал в изготовку. Оружия у них не увидел, хотя возможно есть пистолеты под куртками. Думаю – если милиционеров сейчас будут прессовать, а такой толпой это не тяжело, не стали бы они стрелять в ответ. По закону ведь могут, но наблюдать это вблизи уже не безопасно.

Слышу за спиной: «Сейчас начнется, сваливаем!», оборачиваюсь и вижу только спины убегающих из парка журналистов. Спрятался за дерево, сел на колено в снег, достал камеру – будь что будет.

 

 

Упаковка

Боя не вышло. Толпа сдалась под гарантии того, как я слышал, что: «выходят из парка и расходятся». Вместо этого на выходе из парка всех проводили по одному через узкий коридор многочисленных милиционеров, досматривали и запихивали в автобус. Там еще раз досматривали, записывали и уже из другого выхода автобуса, по нескольку человек распихивали по патрульным машинам – развозили по райотделам. Кто-то пытался протестовать, мол, в парке ваши сказали, что всех отпустят. Смешно.

Через час с начала «упаковки» по милицейским рациям кричали: «Измайлово не берет», «Таганское не берет», «Арбат не берет, они в машине тут уже замерзли все, стучатся, куда их девать то?»С таким количеством задержанных (в целом потом вышло более 1200 человек) райотделы не справлялись. К тому же непонятно было – за что их «отписывать» в милицейских протоколах? «По мелкому»? Что тысяча человек в одном месте стояла и «громко выражаясь нецензурной бранью, вела себя вызывающе» (обычная формулировка милицейского протокола при задержании по статье КоАП «мелкое хулиганство»)?

Странно все это было. Понятно было сразу, что такими «упаковками», вопрос не решить. Скорей наоборот.

Уезжая от Останкино меня дважды досмотрели милиционеры. В последний раз омоновец ткнул рукой в видеокамеру (снимал задержание молодежи на остановке у Останкино): «не снимать». Пытался узнать, почему – объяснили – сейчас поеду с ними тогда. Решил, что все же больше хочу ехать домой, камеру убрал. Что творится в райотделах знаю – сам работал.

 

 

Другие Манежки

Посещал все последующие акции националистов. Огромное количество милиции, вертолеты, броневики, солдаты, оцепления, превентивные задержания и ..ничего.

На 40 дней по Егору Свиридову на Кронштадском бульваре, 15 января, отметил, что милиция относится «к этим товарищам» сверхлояльно. Извининие, когда пьяный фанат с маразматическими дедушками-империалистами матом кроет полковника ОМОН, а тот в ответ лишь: «не ругайся матом!» и ничего не делает – это говорит о многом. «Они» почувствовали свою силу. И так просто они с этим ощущением не расстанутся.

А все последующие «манежки» были столь малочисленными и «холостыми» исключительно потому что не были привлечены основные «пехотинцы» - футбольные фанаты. Пока еще они не слишком отождествляют себя с наци, но они очень быстр учатся.

15 января на Кронштадском они уже подпевали националистам переделанные советские песни, в которые «инкрустировали» «нужные слова», понятно какого плана.

 

 

Манежное поколение

 

Все отметили, что в акциях на Манежной и всех последующих участвовали, в основном, детишки в районе 15-17 лет.

Почему? Это то самое «послепутчевское поколение», родители которых попали в 90-х в ситуацию выживания. О детях никто не думал – надо было не сдохнуть с голоду в череде путчей, инфляций, финансовых пирамид, смены денег, дефолтов и иже с ними.

А в середине «нулевых» в Россию стали вливать передозированные порции: «Патриотизм, или смерть».

Думаете «уроки Селигера» уже забыты? Все СМИ годами орали о патриотизме, причем с каким-то агрессивным уклоном (кто не в патриотах – тот не с нами). Каждый спортивный матч сопровождался рекламными криками: «Болей за наших!». С этого, кстати, и началась Манежка в 2004 году – те погромы, из-за проигрыша сборной России.

Теперь эти «спортивно-патриотические игры» направили в нужное русло.

Кому нужное? Здесь много вариантов. В том числе и таких, что: «чтобы победоносно решить проблему, надо ее победоносно создать».

Так что Манежка еще будет.

Она остается брендом. Явно, на долгое время. Ведь для того, чтобы что-то менялось, надо что-то менять. А мы по старой привычке – умалчиваем. Инстинктивно.

Многие – из чисто патриотических соображений безопасности.

 

Дмитрий Беркут.

28/6/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube