Израиль: треть населения страны под ракетами - будни передовой

16/3/2012 война,

Ашдодмолодой город на юге Израиля. В последние дня он стал одним из нескольких населенных пунктов, попавших под обстрелы террористов из ГазыСигналы тревоги начали звучать здесь 9 марта, в пятницу. В этот день в Израиле праздникПурим. Везде устраиваются праздничные шествия, представления, карнавалы. В этот день положено переодеваться, веселиться и радоваться, поскольку он символизирует спасение еврейского народа от уничтоженияВ этот день примерно треть населения страны замирала при звуках сирен и пряталась, кто в убежищах, а кто просто на лестницах

За несколько дней по югу страны было выпущено более двухсот ракетБыли обстреляны города Бер-Шева, Ашкелон, Ашкелон, Гедера, Нетивот, а также территории нескольких районных советов. И пока армия реагировала на ракеты военными методами, руководители муниципалитетов обеспечивали безопасность граждан в меру своих полномочий.

Вице мэр Ашдода Владимир Гершов будничным голосом рассказывает о ликвидации последствий обстрелов и между делом добавляет, что жители города уже привыкли к постоянной угрозе. До 2007 года смертельные «подарки» от южных соседей из Газы не долетали до Ашдода. Теперь же их оружие более совершенно, радиус поражения вырос и теперь снаряды долетают до Гедеры, - города, расположенного еще севернее.

12 марта ракета, миновавшая защитный израильский «железный купол», приземлилась и взорвалась в самом центре Ашдода, на оживленной улице Рогозин, возле жилых домов и магазинов. Осколками ранило 80-летнюю женщину и задело еще одного прохожего. Несколько человек получили шок. Просто чудо, что в тот момент поблизости не оказалось больше людей.

Спустя сутки дырку от ракеты в асфальте заделали, стекла в жилой дом, выбитые взрывной волной, вставили, стеклянные стены офиса на первом этаже ремонтируют до сих пор.
На следующий день, 13 марта боевики «Исламского джихада» в Газе объявили о прекращении огня, а также о своей победе. Правда, вечером того же дня снова выпустили по Израилю ракету.

«Ну теперь-то все», - говорит Гершов, подразумевая, что какое-то время сильных обстрелов не будет. А когда же был прошлый раз? Был не так давно — в декабре. В Ашдод попали два раза. Один раз снаряд упал возле колеля, - религиозного еврейского учебного заведения, а второй угодил прямиком в синагогу. В первом случае от взрыва пострадали выбежавшие на шум ученики колеля, а во второмвзрыва не произошло. Этот случай называют чудом не только религиозные горожане.

Первые ракеты прилетели сюда пять или шесть лет назад. Тогда люди запаниковали, сотнями звонили во все инстанции, но постепенно смирились с жизнью в постоянной опасности и на срабатывание сирены реагируют вполне спокойно. Знают, куда идти и что предпринимать.

"Железный купол" (система противоракетной обороны), конечно, защищает, но расслабляться нельзя, - резюмирует мой собеседник. Никого не убило, слава богу, но ведь осколки попали в жилой дом, там могли быть люди. Вылетело окно, но ведь оно могло разрезать напополам. Кстати, в тот же самый дом уже попадали в одно из прошлых нападенийпристрелянное место. С 9 марта и по сей день занятия в школах и садиках отменены из-за угрозы. Многие вынуждены пропускать работу, чтобы остаться с детьми.

Помощник вице-мэра Александр Вальдман говорит, что самым сильным впечатлением за эти дни было то, как сотрудники муниципалитета, вынужденные взять с собой на работу детей, прятались вместе с малышами на лестницах здания при звуках тревоги.

Впрочем, утверждают чиновники, закрытие школ и детских садов, - это лишь частичное решение проблемы. Дети все равно находятся на улицах, или во дворах и подвергаются риску.

Оружие террористов теперь — это не те металлические обрубки, которыми они стреляли раньше, сейчас это сложные машины, минометные установки. Их неплохо снабжают и они вооружаются против нас, - отмечает Гершов. Он убежден, что все средства обороны вроде «купола» должны быть лишь временными, - до тех пор, пока армия не завершит свою работу непосредственно в Газе. Это, если не навсегда, то надолго решит проблему безопасности юга Израиля.

«Понятно, что там будут жертвы, но нет другого пути. На это и рассчитано, чтоб были жертвы, чтобы мир стоял на ушах», - грустно замечает Гершов, и добавляет, - «Наверное нет в мире больше ни одной страны, которая терпела бы, что треть населения сидит «под ракетами».

Собеседник демонстрирует «Макет». Так называется информационный центр муниципалитета, или служба «106». Люди обращаются сюда по любым вопросам, в том числе, по военным. При обстреле спрашивают, куда упала ракета, что взорвалось, открыто ли убежище...

«Макет» находится во внутреннем, защищенном помещении мэрии и оснащен современным оборудованием. На мониторы диспетчеров круглосуточно передается цветная картинка с камер на основных дорогах и перекрестках города.

В «Макет» обращения поступают по интернету и по телефону. В время экстремальных ситуаций подключается еще два десятка аппаратов. Сотрудников становится в 4-5 раз больше. Подключаются дополнительные группы диспетчеров, которые могут вести разговоры на русском, французском, амхарском (язык эфиопов). Поэтому любой человек, даже не владеющий ивритом, может получить полную информацию на родном языке. При необходимости к работе подключаются психологические службы. Многие люди оказываются в шоковом состоянии после обстрелов, даже если не пострадали физически.

Обращение сразу фиксируется и передается в зависимости от того, какой службы касается. В каждой службе как правило, даже ночью, есть дежурный инженер.

Кроме того, в мэрии есть отдел безопасности, который имеет прямую связь со службой тыла и с полицией. Это помогает координировать действия между ведомствами и службами.
Например, доставка на место происшествия коммунальных служб организуется совместно с полицией, когда надо перекрывать улицы.

«Макет» можно развернуть в течение нескольких минут, задействовав большое количество сотрудников.

Диспетчерами здесь работают девушки и парни, проходящие альтернативную армейскую службу, сотрудники муниципалитета или добровольцы. При экстремальных ситуациях подключается отдел абсорбции. Диспетчеров инструктируют, как надо отвечать и куда передавать информацию. Специального образования для этого не требуется.

При обстрелах коммунальные службы реагируют моментальновыбитые окна, двери, поломки канализации, водопровода и неполадки с электричеством и со связью, повреждения на улицах и во дворах ликвидируются в считанные часы. При необходимости муниципалитет предоставляет людям временное жильеВосстановлением промышленных объектов занимается служба тыла.

Кроме того, именно городские власти решают, нужно ли отменять занятия в образовательных учреждениях. Бывает, что закрываются только те учреждения, в которых отсутствует убежище. Как правило, мэры городов принимают решение все-таки занятия отменить, поскольку бывали случаи, когда ракеты попадали в детские сады и школы. Слава богу, в пустые. Если случилось бы иначе, это изменило бы, наверное, всю историю отношений на Ближнем Востоке, считает вице-мэр.

В российских СМИ этот конфликт освещается весьма странно, - отмечает Гершов. Например, практически никто не пишет, что нас обстреливают именно террористы, группировка, не разбирающая, куда стрелять. Ведь страдают не военные объекты, а мирные города. Об этом в России не говорят, а ведь от обстрелов страдают много и российских граждан, живущих в Израиле.
Пишут, что в Газе тяжелое положение. Да, тяжелое, но только по одной причине, - народ, которые выбрал себе террористическую власть, должен платить за это.

Мирное население разделяет ответственность. Что касается Израиля, то мы им круглосуточно поставляем воду, электричество и продукты. Единственный запрет, называемый «блокадой» - это закрытая граница с ИзраилемКогда на улице звучит сирена, многие израильтяне просто не реагируют. Занимаются своими делами и не идут в убежище. Не то, чтобы никто не боится. Просто считают, что если судьба выжить, то все будет хорошо, а если умереть, то и прятаться бесполезно.

Фото автора.

16/3/2012
Лидия Михальченко

Комментарии

Видео на Youtube