Мы - агенты зла

Самые простые вещи, самые легкие для понимания и восприятия события переворачиваются верх дном и вниз головой. Если только они происходят в России. Мы с коллегами узнали и поняли это, когда решились забастовать в ответ на систематическое нарушение трудовых прав нашим работодателем и вынесли историю за стены офисов, курилок, и рамок корпоративной переписки. 

Как только это произошло, мы увидели себя в десятках кривых зеркал, - я подразумеваю отношение к происходящему коллег и просто хороших знакомых, гордо именующих себя общественными деятелями и правозащитниками. Не вдаваясь в юридические тонкости нехитрого российского трудового законодательства, братья по журналистскому цеху и как бы защитники прав обиженных и обездоленных, по-дружески советовали «уладить все мирно», «не портить репутациюизданию», «сохранить лицо сайта» и так далее.

Но мы-то наивно полагали, что «лицо сайта» портят как раз-таки те, кто заварил противозаконную кашу с красивым названием «оптимизация». Нас отоптимизировали по полной, а потом игнорировали наши попытки вступить в диалог с начальством.   Мы с самого начала были уверены в своей правоте именно с точки зрения закона и с человеческой точки зрения.

Да и разобраться в ситуации, пусть и стороннему человеку – пара пустяков. Мы это знаем, ведь мы ежедневно освещаем чужие конфликты, порой весьма сложные и запутанные. При желании суть любого спора можно постигнуть за пару дней, просто сделав пару-тройку звонков, тем более, что все действующие лица небезызвестны тем, к кому мы обращались.

Известный московский адвокат Дагир Хасавов именно потому и взялся помогать нам, что, ознакомившись с документами, решил для себя, что ничего незаконного и лишнего мы не просим. Более того, он приветствовал наше желание добиваться соблюдения своих прав.

Также нам помогли несколько коллег – написали о забастовке на своих сайтах. По сути, они помогли не нам. Точнее, не только. Они сделали то, что должно. Непредвзято, как и положено журналистам.

А вот дальше было интереснее. Журналистика закончилась и началась психология. Как только не изворачивался один давний друг, - редактор одного журнала про Кавказ, где я также сотрудничаю, объясняя, почему он не может опубликовать заметку о конфликте на «Кавказском узле». Сперва заявил, что это чисто наше внутреннее редакционное дело. После, когда информация уже была в других СМИ, стал ссылаться на невозможность обсудить вопрос с начальником и что-то еще… И только, открыв последний номер журнала и увидев дайджест материалов с нашего конфликтного сайта, который журнал печатает по личной договоренности с главредом КУ, я поняла, что серьезное деловое партнерство, оно конечно, важнее…

Другой друг, а, точнее, коллега и шапошный интернет-знакомец, журналист известной радиостанции о Кавказе вначале, узнав о нашей ситуации, решился помогать, хотел даже сделать рабиосюжет, опубликовал пост у себя в блоге, но, получив выволочку от старшего товарища из своей родной маленькой кавказской республики, угомонился настолько, что и в разговоре со мной стал называть наш конфликт «не прямолинейным» и не стоящем освещения.

Тот самый товарищ из маленькой, но гордой кавказской республике тоже по своему отличился. Узнав о некоторых деталях нашего журналистского противостояния, он просто и прямо написал мне, что наш шеф ему как брат родной, а посему помогать, или как-либо встревать в ситуацию он не намерен.

Эх, стать бы сестрой этим братьям и поучаствовать в этом благостном братстве, которое, как поговаривают злые языки, имеет и финансовое основание…  Но, кажется, я отвлеклась.

И да, пока не забыла. Мне случалось слышать упреки, мол, если кого-то подразумеваете, то и пишите прямо, с именами, явками. Так вот. Сейчас я преднамеренно не называю имен наших героев. Но случаи и ситуации описываю вполне реальные. Действующие лица легко узнают себя в них и, надеюсь, не станут обижаться ни на то, что упомянуты, ни на то, что без имен и фамилий. Сейчас я лишь хочу отобразить те человеческие реакции на нашу ситуацию, с которыми нам пришлось столкнуться.  Пишу, чтобы еще раз осознать. Да и кому-то может быть пригодится. Ведь не мы же последние в этой стране, прости господи, решились на самозащиту от эксплуататоров.

Когда в наших устах зазвучало слово «суд», неодобрительных взглядов со стороны дружественных коллег стало еще больше. Вокруг нас зазвучал нехороший шепоток. Мол, мы, подавая в суд, приобретаем славу сутяжников, чем безнадежно пятнаем свою репутацию и репутацию наших бывших работодателей, и вообще сделаем только хуже даже если выиграем процесс.

Странно. А я-то считала, что суд – это вполне законный, цивилизованный, мирный и законный способ защиты и инструмент взаимодействия, призванный улучшить и оздоровить наше общество.

Когда все досудебные методы  и варианты мирного урегулирования конфликта испробованы, а противоположная сторона упорно нас игнорирует, не было даже ответа по существу на претензию нашему представителю Дагиру Хасавову, то обращение в суд видится вполне закономерным и гармоничным продолжением и развитием ситуации. Казалось бы – тут  не о чем спорить. Однако, из уст коллег и, опять же, знакомцев по блогам, сайтам, фондам, организациям, мы получили фунт презрения на нашу голову.

И у всякого, кто позволял себе презрительные намеки типа: «ну, суд это ваша стезя», я переспрашивала, подскажите, как лучше? Какой способ найти? И чем плох наш – прямой и законный? И разве наплевательское отношение со стороны начальства и ухудшение условий задним числом не нравится только нам?  А всех остальных приводит в восторг? На это ни у кого из критиков ответа не нашлось. Вообще.

Такие простые вещи… Солидарность, профессиональная общность, поддержка коллег. Это вовсе не пафосные и высокие понятия. Напротив, это то, что имеет самый простой и практический смысл. То, что позволяет выстоять и не быть перебитыми поодиночке представителям какой-либо профессии, то, что вовремя останавливает и вразумляет увлекшихся «оптимизаторов». Но \то пока не про нашу страну.

В России, даже в столь богатой журналистами Москве, профсоюзная культура еще не родилась. А посему пока что мы – трое провокаторов и сутяжников. Чтож - пусть так и будет.

27/7/2011
Лидия Михальченко

Видео на Youtube