Теракт в Домодедово: Точка?

18/11/2013 теракт-,

Московский областной суд вынес в минувший понедельник решение по делу о теракте в международном аэропорту Домодедово. Четверо обвиняемых по делу о подготовке теракта в московском аэропорту Домодедово в январе 2011 года осуждены на сроки от 10 лет до пожизненного заключения. Соответствующее решение вынес Мособлсуд. 

Суд назначил Исламу Яндиеву, его брату Илезу Яндиеву и Баширу Хамхоеву наказание в виде пожизненного лишения свободы в колонии особого режима. Ахмед Евлоев приговорен к 10 годам колонии общего режима. Суд также удовлетворил гражданские иски потерпевших на суммы от 50 тысяч до 500 тысяч рублей.

Теракт в Домодедово

Такие сроки просила назначить сторона государственного обвинения еще в середине октября. Адвокаты Ислама Яндиева попросили не назначать их клиенту максимальный срок, поскольку он действовал под влиянием «людей, увлеченных ваххабизмом». Представитель Илеза Яндиева ранее заявлял о его невиновности. Также о непричастности к преступлению заявляли обвиняемые Ахмед Евлоев и Башир Хамхоев.

Приговор может быть обжалован в течение 10 суток в Верховном суде РФ. Ни подсудимые, ни их законные представители приговор пока не прокомментировали.

Между тем официальный представитель СКР Владимир Маркин сообщил, что следствие продолжает розыск заказчиков и организаторов теракта в Домодедово.

«В настоящее время силами ФСБ и МВД России продолжается проведение активных мероприятий по обнаружению и задержанию Доку Умарова, Аслана Бютукаева, а также иных лиц, объявленных в розыск по этому уголовному делу» - сообщили СМИ, руководствуясь пресс-релизом СКР.

Напомним, 24 января 2011 года примерно в 16:32 в толпе встречающих произошёл взрыв. В центре оказались пассажиры из России и ряда других стран. Здание аэропорта окутано дымом. Людей эвакуируют через аварийные выходы. Выход из зоны прилёта перекрыт, в залах большое скопление людей. Часть рейсов направлена в аэропорт Шереметьево.

Напомним также, что наш корреспондент, прибывший на место теракта спустя несколько минут, обнаружил еще не выставленное оцепление, а также офицеров МЧС, столпившихся возле подъезда ожидания прилетов международных линий, где был совершен теракт. Перед офицерами стоял стол, на котором был установлен пульт управления дистанционным роботом службы разминирования.

То, что удалось рассмотреть нашему корреспонденту – рваные фрагменты тел в дыму, попавшие в объектив робота. Спустя несколько минут к журналисту подошел полковник МЧС и в грубой форме приказал покинуть некую «зону», которую только обносили пластиковыми лентами. Объяснения о том, что журналист выполняет свою работу и не нарушал никаких оцеплений (которые к тому времени еще не успели выставить), не возымели никакого эффекта. Офицер МЧС заявил, что если журналист сейчас не отойдет от этого места, он вызовет сотрудников полиции.

Дабы сохранить дальнейшую возможность в съемке репортажа, вместо объяснений полиции, журналист отошел и принялся собирать информацию уже в самом аэропорту.

Вышедший к прессе представитель СКР Маркин к тому времени не мог добавить ничего нового, кроме уже озвученного информагентствами.

Количество погибших тогда еще только подсчитывалось. На прямой вопрос о том, что соответствует ли действительности появившаяся информация о том, что якобы рядом с местом взрыва была найдена оторванная голова смертника, Маркин предпочел не отвечать, так же как и его коллега из пресс-служб Антитеррористического комитета, также выступившего перед прессой у входа в аэропорт.

Нашему корреспонденту удалось найти и свидетелей теракта. Двое граждан Узбекистана, пережившие взрыв, поднялись на второй этаж аэропорта, уселись за рекламным баннером, разложили еду и пили водку, для, как они выразились: «снятия стресса».

По их словам, взрыв был такой мощности, что казалось, на аэропорт упал самолет. Тряслись стены, что-то падало, было много дыма. Затем они помогали вывозить раненых на улицу, используя тележки для перевозки багажа.

Спустя около часа после взрыва полиция в Домодедово стала предпринимать повышенные меры безопасности. На осмотровых рамках металлодетекторов возникла давка, люди были озлоблены, они кричали на охрану и полицию, кто-то опаздывал на самолет, кто-то опаздывал на встречу прибывших с рейса.

Те же, кто больше не имел никаких дел в аэропорту поспешно пытался оттуда выбраться. Возникли слухи о некой «второй бомбе». Таксисты, дежурившие около аэропорта резко подняли цены на проезд до Москвы. По разной информации, цены достигали размера около 15 тысяч рублей с машины.

Неожиданно в аэропорт прибыл брат Василия Якеменко, руководителя прокремлевского молодежного движения «Наши», руководитель православного направления этой организации, Борис Якеменко с «нашистами». Они встали в ряд с табличками, призывающими проехать до Москвы бесплатно.

Нашему корреспонденту они объяснили свою инициативу тем, что не хотят допускать спекуляции таксистов на горе людей.

На следующий же день после взрыва, девочка, разговаривавшая с нашим журналистом, уже рассказывала о своих подвигах в передаче Малахова на 1 канале.

Процесс же, проходивший в Мособлсуде не был «обласкан» чрезмерным вниманием журналистов по, минимум, двум причинам – во первых в Мособлсуд банально долго и не удобно добираться, во вторых – большая часть заседаний проходила в закрытом режиме.

Так, прибыв еще зимой на процесс по теракту в Домодедово, наш корреспондент так и не смог попасть внутрь зала заседаний, несмотря на помощь сотрудников пресс-службы суда. Судья принял решение проводить то заседание в закрытом режиме. Более того, журналисту даже не разрешили находиться на лавочке в коридоре возле дверей зала, сотрудники суда потребовали, чтобы корреспондент покинул это крыло здания.

В следующий раз нашему корреспонденту повезло больше и он попал на процесс но только во время перерыва.

В зале суда были установлены 3 стеклянные клетки, в которых находились обвиняемые. Помимо судебных приставов, спецназа УИН, зал охранял также ОМОН.

Фотографировать в зале не разрешали даже во время перерыва, в отсутствии судьи. Адвокат одного из обвиняемых в личной беседе с нашим корреспондентом заявила, что на нее оказывается давление, и она не может давать никаких комментариев по делу в связи с обеспокоенностью этим фактом.

Спустя несколько недель после теракта в Домодедово наш корреспондент общался с бывшим военным из Чечни, воевавшим в первую чеченскую войну против федеральных сил. На вопрос журналиста, действительно ли этот теракт был нужен руководителю кавказского подполья Доку Умарову, он ответил, что не считает это совсем верным. Вместо исследования причастности Умарова к теракту, он порекомендовал проследить за дальнейшей судьбой аэропорта – не сменит ли после этого он собственника.

Действительно, после теракта возникло много критики в адрес руководства аэропорта Домодедово, даже со стороны бывшего тогда президентом России Дмитрия Медведева, сообщившего, что, аэропорт хороший, красивый, новый, но раз туда можно спокойно пройти с несколькими килограммами взрывчатки – к менеджерам аэровокзала возникает много вопросов.

Причем инспекции и санкции проводились в это время исключительно в отношении Домодедово. Спустя неделю после взрыва в Домодедово наш корреспондент находился в аэропорту Шереметьево 2. В зал прилета с улицы журналист попал без каких либо проверок. Рамка металлоискателя была отключена, а полицейский сидел на стуле в стороне и читал журнал.

О том, кто считается «хозяином» международного аэропорта Домодедово стало известно лишь недавно – Дмитрий Каменщик. Он же является и председателем совета директоров аэропорта. Ранее он считался основным бенефициаром компании «Ист Лайн» - владельца аэропорта.

Именно Каменщик заявил в июле 2011 года, что продажи Домодедово не будет ни при каких обстоятельствах. Это произошло на фоне упорных слухов о том, что аэропорт собирается приобрести Сулейман Керимов.

Не собирается Дмитрий Каменщик и объединяться с государством и создавать единый воздушный комплекс - вместе со Внуково и Шереметьево, этого хочет правительство. Претензии к Домодедово резко возросли после январского теракта. О том, что бизнес Каменщика все-таки отберут - вслух заговорили после обысков летом 2011.

Конфликт между чиновниками и аэропортом длился с 2004 по 2008 году. Росимущество сомневалось в законности договора аренды и приватизации комплекса. Но тогда председателю директоров управляющей комплексом компаний Ист-лайн Дмитрию Каменщику удалось отстоять право на аэропорт, это признал Высший арбитражный суд.

18/11/2013
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube