Прилепин: мент-бренд и соус войны

Россияне как никогда нуждаются в моральных авторитетах, к которым бы им хотелось прислушиваться, дабы не сильно напрягать собственную совесть. И таких авторитетов им периодически лепят и подсовывают под благовидными предлогами. Так бывший милиционер Прилепин в свое время был преподнесен как «наследник Толстого» в деле написания околовоенного фэнтэзи.

Затем из него слепили нацбола-великого борца с кровавым режимом Кремля. А когда из него окончательно была сформирована икона «стиля протеста», он вдруг стал ярым путинстом и поехал на Донбасс обниматься с террористами. И пока некоторые росоппозиционеры до сих пор не верят, что Прилепин оказался банальной дорогостоящей игрушкой, бывший милиционер нижегородского ОМОНа тупо заколачивает капиталы на управлямых информвбросах из Кремля.

Эскорт Прилепина

Избегая желания окунуться в детальный анализ произведений этого «великого русского писателя», хотелось бы просто напомнить - о человеке надо судить по поступкам, а не по его заявлениям, пусть даже и в форме красочных рассказов на военную тему. 

Анализом фэнтези от замполита батальона российских наемников на Донбассе уже занимались и до меня .

Как правильно подметил кто-то - военная фантастика Прилепина так спокойно движется и не встречает вала критики со стороны тех, кто воевал по простой причине - те, кто воевал на стороне федералов в Чечне, книжек не читают. К тому же во времена продвижения продукта «Прилепин» ему приписывались лавры, дескать, читали ветераны чеченской и отзывались, что прямо аж запахи войны вспомнили. 

Прилепин забрался в свою нишу «великого русского писателя о войне» потому что это место было вакантно, кандидаты в нишу были очень востребованы и очень многим хотелось бы, чтобы этот писатель писал именно так.  Люди, выступающие против войны, воспринимали фантастику Прилепина как «реальность войны», а те, кто был за войну отзывались не иначе как: «да, вот так все было страшно, но вот такие у нас крутые ребята на Кавказе воевали».

Когда в России вышла моя книга о войне в Чечне «Кого воюем?», которую я не придумывал, а списывал со своего военного чеченского дневника, некоторые спрашивали меня, а чего не написал какого-нибудь такого экшна-экшна, ну там про расстрелы мирных жителей, про отрезание голов? Отвечал, что я писал только о том, что там было в действительности, а не о том, что кому-то хотелось бы почитать.

К тому же такой «фатастики» было уже полно - от того же Прилепина, а вот реальности и анализа происходящего как раз и не хватало. Прилепин - делец, который использовал свой шанс так, чтобы монетизация его труда была максимальной. 

При этом он не писал открыто, что, мол, все написанное это документалистика. Это за него додумали те, кто очень хотел бы этого. В итоге все получили то, о чем мечтали - Прилепин известность, бренд и поток прибыльной работы, читатели - ожидаемые ужасы войны. И как всегда, что в Чечне было на самом деле, в принципе, уже никого не интересовало. Затем Прилепин стал нацболом и антипутинистом. Многими «оппозиционерами» из России он был тут же возведен в ранг антикремлевского Че Гевары. Вот, мол, мог все иметь, в Чечне воевал, популярный писатель, а он против Путина выступает. Герой, не иначе.

Война в Украине все расставила на свои места. Прилепин подсел на новые возможности зарабатывать деньги, еще масштабнее продвигая продукты своего бренда - книги, фильмы, клипы, спектакли, телепередачи, телемарафоны, а былые «возводители» его в ранг героя до сих пор не совсем определились, то ли Прилепин  их всех развел как лохов, то ли Путин не такой уж и плохой, раз уж даже сам Прилепин так переродился. В России, стране с перевернутой системой ценностей, милиционер-фантаст теперь стал не просто популярным, а «правильно-популярным». Нацбола Прилепина не приглашали на центральные кремлевские телеканалы, а за героя-новоросса Прилепина кремлевские телепродюсеры выстраиваются в очередь. 

Мечта проститутки из провинции, ненавидящей длинноногих эскорт-дам и их богатых «папочек» из Москвы - самой стать одной из «эскортесс». И ради этого они  готовы на все. Даже если для этого надо будет предать своих соратниц и обслуживать террористов.

Побег Прилепина

Мы с Прилепиным имеем много общего. Он родился в Рязанской области, я в Рязани (только моя семья из-за военного отца попала в Россию из Украины, а на странице Прилепина в Википедии гордо написано, что он родился в «русской семье»). Он попал в Чечню в составе нижегородского ОМОНа, я - в составе рязанского.  Он стал писать про войну по возвращении и уходу из ОМОНа в нижегородскую Новую газету, я стал писать про войну еще работая последние дни в ОМОНе, в рязанскую Новую газету. Оба журналисты, писатели. 

Но при этом главное отличие в нас - для меня война в Украине похожа на войну в Чечне нападением России, где Кремль выступил как агрессор, для Прилепина война в Украине похожа на войну в Чечне тем, что  там «русские защищают русских и Россию». С будущим замполитом донбасских наемников я познакомился в Рязани году в 2004. Местные нацболы пригласили его в гости и даже «провели встречу» в кафетерии книжного магазина. После «встречи» с нацболами, они познакомили нас, помпезно представив меня, как «тоже омоновец после Чечни и пишет против Путина в Новой газете». 

Произошедшее дальше я тогда списал на излишнюю занятость и «звездность» писателя Прилепина. Нацбол Прилепин быстро от меня сбежал после совсем короткого разговора.  Когда я спросил его по поводу его истории о боевых выплатах за Чечню, он как-то замолчал и рассеянно ответил: «Да все вроде получил», чем просто ошарашил меня. Я годами занимался этой темой, провел исследования, выведя примерную сумму, которую Кремль украл тогда из бюджета, списав но не выдав нам деньги за участие в боевых действиях. За одну из чеченских командировок я судился 8 лет, выиграв 3 суда. 

Ко времени нашего знакомства с Прилепиным задолженности по боевым выплатам были абсолютно у всех подразделений МВД РФ (кроме «карманных спецназов» силовых министерств). И его ответ тогда меня сильно озадачил. Так же, как и его поведение с побегом от меня. Со всей уверенностью могу сказать, что почти каждый омоновец, встретивший своего коллегу, да еще и ветерана, минимум проведет с ним в разговорах несколько минут хотя бы перекурив. Если вообще нет времени. А если время есть - то одной кружкой пива или рюмкой чего покрепче тут могло бы не обойтись. 

Но Прилепин тогда быстро уехал на «неофициальную часть» с моими знакомыми нацболами, даже не задав мне ни одного вопроса, как-то так проулыбаясь и бормоча: «Ага, ну понятно, ага». Тогда я посчитал, что он «зазвездился», теперь думаю, что он меня, возможно, испугался. Вдруг начну задавать еще какие-то вопросы.  Дело в том, что по годам ношения погон Прилепиным в ОМОНе (96-99) он не мог участвовать в боевых действиях по простой причине - именно в эти годы было достигнуто перемирие и эти были те самые 3 года между двумя чеченскими войнами.

Многие «военные детали», которые он описывает в книгах, никак не вяжутся с тем, что их пишет человек, который воевал. Ну никогда ветеран, омоновец, да просто солдат-срочник, державший в руках автомат не только на присяге, не будет называть магазин с патронами «рожком». И этих даже мелких «косяков» в рассказах Прилепина очень много. 

Прилепин - бизнесмен, который вроде и не мошенник (он никогда не заявлял, что описанное в его книгах это документалистика), но создает впечатление человека, которым не является. Это как Мавроди, который обещал вкладчикам безумные проценты, а после краха заявил, что некие силы не дали ему осчастливить людей. Прилепин не обещал правды в рассказах о Чечне, но был убедителен. Остальное додумали читатели.

Донбасс Прилепина

С годами чеченская тема начала блекнуть. Война в Украине стала для фантаста Прилепина эпохой собственного возрождения. И хотя он годами критиковал Путина, будучи самым известным после Лимонова нацболом (но не участвуя в акциях прямого действия, за которые этих нацболов сажали и убивали), модный бренд «борца за русский мир» сломил и его, и Лимонова. 

Они резко вышли в тираж, поддержав Путина. Лимонов стал не вылезать из кремлевских эфиров, которые отменили многолетний «бан» на него, а Прилепин собрал больше 3 миллионов рублей на свою банковскую карту в телемарафоне «Помощь Донбассу» в эфире телеканала Правительства Москвы. Позолоченный мундир нового борца за русских пришелся Прилепину в пору, даже несмотря на то, что из под него все еще видны лохмотья нацбольской косухи. Прилепин нигде так толком и не смог объяснить, почему он стал противоположностью самому себе образца до 2014 года. Его речи о «временном перемирии с Кремлем» смешны. Возникает вопрос, Захар, ты когда врал - до 2014 года или сейчас?

Или не врал, а был всегда предельно честен. Воевал в Чечне за Кремль против пожелавших стать свободными чеченцев, а теперь мотивирует на войну своих же бывших сослуживцев, но на Донбассе, против пожелавших стать свободными украинцев. В данном случае «полезными идиотами» сделали лишь нацболов, которые выполняли роль восхищенной массовки фанатов, указывая им когда надо быть против Путина, когда за. Ну и всех россиян, делегировавших свою совесть нижегородскому милиционеру.

Прилепин в окопах

Новый всплеск новостей по тэгу «Прилепин» о его майорской должности в качестве замполита батальона российских наемников в ДНР - чисто управляемый слив. Захара надо было немного «приподнять» - у него ж сейчас концертный тур по России с его спектаклями. «Правильными спектаклями». И хотя новость о замполитстве Прилепина, появившаяся в топах с началом этой недели, нарисовала картину приехавшего в окопы под Донецком «великого русского писателя», в реальности это тупо пиар-вброс. Сам Прилепин сейчас на гастролях в России, а замполитом батальона в ДНР в звании майора он стал еще в октябре прошлого года, о чем написано с прошлого же года на его же странице в Википедии. И «Уйти на войну» на Донбасс, как пишут российские СМИ, одновременно с поездкам по России, все же проблематично.

Бывшего милиционера Прилепина Кремль пользует по назначению и Прилепин с этим согласен. И это должна быть очень хорошая выгода для него, если человек, про которого пели: «новый Толстой» за его фантастические рассказы о Чечне, издавали на десятках языков по всему миру, причисляли к «лику святых оппозиционеров» за его былое нацбольство, вдруг взял и показал всем большой омоновский средний палец, публично поддержав и словом, и делом, кремлевских наемников в Донецке.

Никогда мне не нравился ни сам Прилепин, ни его фэнтези, которое я толком никогда и не читал (мне хватило «рожков», двух бронежилетов на одном человеке, «чич», гор трупов во всех местах, сжигаемых омоновцами людей, сматывания магазинов лентой, штыковых атак чеченцев, дырок в перекрытиях этажей, сделанных гранатометом для передвижения по дому и т.д.). 

И никогда я не считал Прилепина ни «Толстым», ни «лидером российской опозиции», ни «личным врагом Путина». Прилепин - коммерческий проект. И если завтра он объявит о том, что Путин - муйло, его обманули и он сбежал в Украину, значит, за этот новый проект платят больше, чем замполиту террористов.

Зато как обрадуются те, кто так долго лепил из Прилепина морального антипутинского авторитета. А Захар напишет еще десяток книжек про ужасы войны, только уже другой - под Донецком. Бизнес, ничего личного. Даже несмотря на десятки тысяч погибших в Чечне и на востоке Украины.

P.S. Как же тяжело некоторым россиянам, которым нужен «морально-духовный пастух». 

Ходорковский, отпущенный Путиным из тюрьмы, как-то особо не рвется на баррикады, Pussy Riot больше не снимают провокационных клипов, а пилят гранты на некой общественной деятельности, «диссидент» Ионов, сбежавший в прошлом году в Украину, которому пророчили судьбу Солженицына, исчез, «правдоруб» майор Дымовский оказался националистом и слился, «узник совести» Витишко, выйдя из тюрьмы, пошел на выборы от «Яблока» в оккупированном Крыму, неизвестный до своего ареста «уличный протестант» Дадин отказался от своих показаний о пытках и тоже затих, Павленский оказался просто психом и извращенцем, etc.

Россиянам нужны моральные авторитеты. Но чтобы он был трендом и «про него писали». Лия Ахеджакова, годами публично, на митингах и везде критикующая Путина, Олег Басилашвили, начавший критиковать Путина еще с начала войны в Грузии в 2008 году, Гребенщиков, Макаревич, Шевчук, Юрский, Джигарханян, Гафт,  вот тут список великих людей, которые рискнули потерять в России все, но выступили против политика Путина - не подходят. Ибо их не особо «брендируют». 

Почему-то «моральных авторитетов» лепят из перепуганных девочек Pussy Riot или милиционера-фантаста Прилепина. Почему? Потому что они хорошо продаются. В яркой упаковке с хорошей рекламой. А когда у людей мало своих мозгов, они ищут не качество, а бренд.

Прилепин - товар. Раньше он продавался в упаковке от дедушки Лимонова, а теперь в золотой шкатулке от Путина. И это ярко подтверждается хотя бы тем, что новость начала этой недели о том, что Прилепин «едет на Донбасса замполитом», стали сливать именно кремлевские СМИ. Все остальные уже потом подпевали на заданную тему. 

Прилепин - искусственно созданный соус из войны. И его успешно добавляют туда, где Кремль эту войну разжигает. Чтобы было вкуснее и медийней. Я не хотел ничего писать про Прилепина в эти дни медиаистерии в его честь. Но когда некоторые стали сравнивать меня с ним, все же решил написать. Только описанное выше давайте не будем считать моим вкладом в распространение соуса «Прилепин». Давайте считать, что я лишь в него смачно плюнул.

(Кластерная версия материала. Официальный текст на сайте ТСН)

25/3/2017
Дмитрий Флорин

25/3/2017
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube