Штаб операции в Беслане: судить нельзя помиловать

Потерпевшие семь лет просят возбудить уголовные дела против членов оперативного штаба. 13 апреля 2012 года, Ленинский суд г. Владикавказа рассмотрел жалобу потерпевших в бесланском теракте. Жалоба в порядке ст.125 УПК РФ на  действия (бездействия) следственной группы по расследованию теракта в отношении членов оперативного штаба, спасавших заложников танками, огнеметами, и по не предоставлению  для ознакомления материалов уголовного дела

На сегодняшний день следователи не приняли ни одного процессуального решения в отношения  членов  штаба. То есть их действиям за семь лет ( спасение заложников или убийство заложников в виду использования танков и огнеметов) не дана правовая оценка. И похоже её не собираются давать. Обратились в суд в связи с нарушениями требований УПК РФ по проведению расследования теракта в надежде на то, что суд может обязать  следователей устранить допущенные отклонения от закона

В жалобе потерпевшие просили запросить у следователей копии судебно- медицинских заключений погибших, родственников заявителей по причине того, что потерпевшим  отказывают в  предоставлении  этих  документов. Инициаторы жалобы –  организация потерпевших в теракте  «Голос Беслана». Подготовили к суду, как обоснование своих  доводовматериалы взятые из протоколов судебных заседаний и замечаний к протоколам 

( приобщенные судом ) в виде показаний свидетелей, военных, сотрудников РОВД, потерпевших. Эти свидетельские показания не были приняты к сведению следственной группой. Поэтому было важно под протокол судебного заседания, в присутствии следователя и прокурора, озвучить свидетельские показания о применении танков, огнеметов. После пятиминутного чтения, федеральный судья Ленинского суда Торчинов Алан Эльбрусович остановил потерпевшую: «Хватит».

Мы попросили разрешить продолжить изложения собранного материала

Торчинов спросил: «Зачем?» 

Ответ: «Это доказывает то, что применили танки  и огнеметы». 

Торчинов: «А зачем? Не надо это читать». 

Потерпевшие: «Это важно, это материалы уже прошедших судов, свидетели давали показания и это зафиксированы в протоколах судебных заседаниях, показания  о действиях членов Оперативного Штаба. Мы хотим обосновать свою жалобу. Возможно следователи не знают о них». 

Торчинов: «Не надо. Следователи обязаны это знать». 

Потерпевшие: «Но они не выносят никаких решений по этому поводу. Дайте хоть полчаса на изложение фактов». 

Торчинов: «Не дам полчаса. Для чего это надо? Хватит на публику играть. Здесь вам не трибуна». 

Так весь  приготовленный материал  остался не озвученным  на  судебном заседании. Судья перешел к прениямСпросил у присутствующего  прокурора его мнение по поводу нашей жалобы. Прокурор: «Доводы не обоснованные. Жалобу отклонить».

На вопрос потерпевших: «Чем вы аргументируете, что жалобу надо отклонить» , прокурор промолчал.

Потерпевшие поинтересовались у судьи предоставили ли следователи копии судебно- медицинских заключений погибших, родственников заявителей жалобыНа что Торчинов А.Э. ответил, что нет. Вопрос: «Почему? Потерпевшие имеют право знакомиться с заключениями экспертизы, согласно ст. 42 УПК РФ» . Торчинов А.Э.пожал плечами: «Говорят, что предоставят эти документы только после  окончания расследования».

Получается, что судья отказался выслушать доводы потерпевших, а материалы со стороны следователей ему не предоставлены. Тогда на основе чего судом будет выносится решение?

Мы подавали  несколько раз  в следственную группу заявления о составе преступления, просили возбудить уголовные дела против членов штаба, которые отдавали приказ стрелять по школеНапример, стреляли из танков. Это  заявления о составе преступления и они, по требованиям  ст. 144 УПК РФ, должны быть рассмотрены в сроки – 3 суток, и, согласно   ст. 145 УПК РФ , по ним должно быть вынесено решение: постановление о возбуждении уголовного дела или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Но в нарушение  требований законаникакого решения не  выносят. Наши заявления не рассматриваются в соответствии с требованиями УПК РФ. Более того, на одном из судебных заседаний, ведущий эксперт республики Олейник Наталья Георгиевна, под руководством которой тела погибших  были исследованы только  по наружному осмотру, без изъятия пуль и осколков, назвала бесланский терактнепредвиденным  случаем, форс-мажором ( стр. 26 протокола судебного заседания по материалам  № 3/7-7/08). Это значит  никто никакой ответственности не понесет

Вот несколько показаний свидетелей из тех материалов, которые судья Торчинов А.Э. не дал зачитать:

Свидетель  Киндеев В.В. – спутник военная часть 66 431( 58 армия)  , стр. 1273:

«После прибытия  танков Т-72, командир взвода в котором были эти танки- это его штатный взвод доложил мне о  прибытии, о чем я доложил командующему армией. После этого  я расставил танки на позиции в районе блокирования, который  занимал. И уже 3числа получил задачу от командующего передать танки в оперативное подчинение спецподразделения  ФСБ. Это было в 14 часов. После этого, согласно уставу, танки мне больше не подчинялись».

Вопрос: «Кому вы передали танки

Ответ: «Офицеру ФСБ»

Вопрос: «Назовите фамилию офицера»

Ответ: «Фамилию назвать не могу. Но хорошо  знаю его в лицо , поэтому и передал танки»

Вопрос: «Почему танки и БТР передали в распоряжение  ФСБ?»

Ответ: «Потому что ни один представитель Министерства обороны, включая министра, не имеет права отдавать приказ стрелять из танка и БТР»

Вопрос: «Так все- таки танки стреляли

 Ответ: «Я слышал, что танк стрелял. Я не отрицаю. Но холостыми»

Вопрос: «Для чего нужно было стрелять из танка. Ведь там же были люди

Ответ: «Точно говорить не могу, я же танками не командовал. Я могу только предполагать. Я не могу отрицать, что там людей не было, я не знаю. Да, от выстрелов танков они могли пострадать. Если они там находились»

Вопрос: «Считаете ли вы операцию по спасению заложников успешной

Ответ: «Так как погибло столько людей, нельзя считать успешной»

Вопрос: «За использование танков есть ответственность?» 

Ответ: «С момента передачи техники, ответственность  за неё мы не несли. Какая ответственность? Это как на войне»

Свидетель Дзантиев К.Б.- министр МВД РСО-А,  стр. 1392:

«4,5,6,   сентября нам стало известно, что при осмотре всей территории были найдены отстрелы от Шмелей. Были составлены протоколы. Они были найдены на 5-ом этаже пяти этажного  здания, рядом со школой, на крыше –это мне доложили мои подчиненные ».

Свидетель Муртазов Т.Б. – сотрудник РОВД , стр. 1417:

«по школе с трех сторон стреляли со «Шмелей». Мне доложили, что начали стрелять танки».

Свидетель Хадиков А,В. –сотрудник РОВД , стр. 1225:

«я видел, как с крыши пристройки было произведено несколько выстрелов. 2-3 выстрела. Потом все смешалось. Был примерно второй час».

Свидетель  Биджелов Р.Б.–сотрудник РОВД , стр. 1221:

«Стреляли спецслужбы по школе. Они говорили, что на крыше стреляют снайперы и стреляют по убегающим  заложникам и их надо убрать. По школе стреляли из гранатометов. Выстрелы из огнеметов я видел. Подогнали  «Газель» и разгрузили оружие. Я спросил, что это. Мне ответили, что это «Шмель». После чего оружие поднялись на второй этаж и через окно вышли на пристройку первого этажа. Оттуда стреляли по крыше школы. Гранатометов было 8, а «Шмелей» штук 15, может больше». 

Решение по нашей жалобе 13 апреля  ещё не вынесено. Судья сказал, что огласит его17 апреля. Знаем заранее , что будет отказ. На основании каких доводов? А кто их когда по бесланскому теракту  приводил и кто их хочет услышать? Достаточно словосочетания, как  у того прокурора: «Доводы не обоснованы, жалобу отклонить».

Автор: Элла Кесаева ВОО «Голос Беслана» для Интеркавказ.

19/4/2012
Дмитрий Флорин

19/4/2012
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube