Русский ФБР: СОЗДАТЬ НЕЛЬЗЯ ЖДАТЬ

«Секретные материалы» агентов Скалловой и Малдерова: только для Интеркавказ

Прошедшие годы могли стать отправной точкой по созданию в стране, возможно, единственной действенной правоохранительной структуры. Причем весьма символичноровно через сто лет после создания такой структуры в Америке.

Но не стал. Русский аналог ФБР не появился на свет вряд ли из-за того, что он не нужен. Скорей – не нужен многим из тех, кто почувствовал бы себя «дискомфортно» в результате появления контролирующего следствия с прямым федеральным независимым от других подчинением. Почему русский ФБР похоронили в младенчестве, при этом громогласно ратуя за борьбу с коррупцией? И главное – кто?

Мешок крюнделей от ФБР

Начнем с истории. Пересказывать, либо, как это делают многие наши «коллеги» - воровать/копировать из Интернета и вставлять в свой текст ничего не буду. Иначе просто не имел бы права работать с подобными темами, да и сам бы себя не уважал.

Кому интересно – вбейте в любой поисковик: «ФБР», не маленькие – найдете, прочтете.

Для совсем ленивых объясню в паре слов – первое подобие FBI в Штатах появилось в 1908 году. Ситуация назрела. Позже, в связи с полным слиянием полиции и мафии, вкупе с прокуратурой, стало понятно – правоохранительная система страны нуждается в тотальном «переливании крови».  

С одной стороны торговля алкоголем, Куклус-клан, наркотраффик, коммунисты, итальянские «семьи», с другой – «Черные пантеры», гарлемский «рассадник», а между нимипрокуратура и полиция. Причем, междуне значит выполнение «миротворческой миссии». В той же Луизиане полиция без смущения симпатизировала куклус-клановцам, что в свою очередь развязывало руки «пантерам» и коммунистам, которые могли производить точечные «национализации» не без «гляденья сквозь пальцы и откатов» опять же - полиции.

После Второй Мировой Рузвельт форсировал усиление роли ФБР. Это и был главный ПОСТУПОК. ПРИЗНАТЬ, и быть честным со всеми и с самим собой – правоохранительная система сплошь коррумпирована и неэффективна.

Черчилль тоже не обещал своей стране в годы войны «социального рая». Он сказал честно: «только кровь, пот и слезы». И сразу после выигранной войны, в июне 45-го был переизбран на второй срок.

Признать поражение – поступок. Найти выход из этой ситуации – достойный поступок.

Рузвельт дал ФБР карт-бланш. Несколько лет агенты бюро, в основном – ветераны, прошедшие недавнюю войну, внедрялись в казалось бы, стоявшие превыше всяких законов, итальянские кланы Америки.

Попутно с этим ФБР работала по «Черным пантерам». Итог – к 60-м годам «Пантер» не осталось, а «семьи» потеряв основных глав, постепенно стали уходить в историю.

Следующие президенты Штатов – Трумэн, Никсон, влияния ФБР не ослабевали. После окончания войны во Вьетнаме, в Штаты вернулось множество молодых людей, имеющих боевой опыт и жгучую ненависть ко всем, кто не дает нормально жить его стране, ради которой он воевал. Основную ставку вербовки новых агентов сделали именно на них.

Отбор агентуры сверхтщательный. Вовсе, мягко говоря, не как в российскую милицию (смешно уже?).

60-70-е годы – руками ФБР был задушен Куклус-клан и проведена масштабнейшая операция по чистке полиции. Если кто представляет себе американского полицейского сейчас, поймет что это - в вышеупомянутый период в Новом Орлеане «смычка» полиции и мафии была тотальной. Многолетняя разработка ФБР вскрыла факты, по которым судить необходимо было процентов 80 всей полиции штата. А со всех оставшихся срывать погоны. Сделали иначе. «Верхушку» «организованной полицейской преступности» под суд – остальных «на крючок». Коррупция в полиции тогда стала просто немыслимым понятием.

Не буду далее расписывать заслуги ФБР. Добавлю лишь - во многом, благодаря именно этой структуре Штаты смогли вылечиться от тех «полит-экономических-социально-правоохранительных» болезней, которые сейчас в России мы гордо именуем «наш вечный совковый бардак».

Так почему же ФБР не появился в России в год векового юбилея американского бюро? После годового исследования этого вопроса, докладываю: МЕНТАЛИТЕТ…

ФБР РФ не нужен!!!

Начну с громогласной пресс-конференции, на которую меня, поверив моим «грузам», весьма неосмотрительно пропустили ребята из Следственного комитета при МВД (СК МВД). Дело в том, что имея хорошие связи в Следственном комитете при Генпрокуратуре (СКП), почему-то оказался вовлечен в игру, которая смахивала на ненависть милиции и военных в советское время. СК МВД и СКП испытывают друг к другу те же «теплые» чувства.

В зал «Интерфакса» в Москве на Триумфальной тогда пускали строго «своих» журналистов. Несмотря на нормальные отношения с отделом информационной политики ГУВД Москвы и лично замруководителем Евгением Гильдеевым, после некоторых «вскрытий» нелицеприятных фактов из будней столичной милиции, хорошо «выстреливших» в СМИ в прошлом году, в «Интерфакс» меня пустить никак не должны были.

Что там происходило? СК МВД вбивало журналистам свою версию: «почему в России никак нельзя создавать единый федеральный следственный комитет».

Итак – аргументы СК МВД:

«Аналог ФБР в России – единый орган, объединяющий следственные подразделения силовых ведомств, создавать нецелесообразно!» - «отрезал» глава Следственного комитета при МВД РФ генерал-майор Алексей Аничин.

  Далее он весьма витиевато изложил свои аргументы, периодически надолго задумываясь:

– Любая подобная реорганизация должна преследовать определенную цель. Вот какая цель может быть при создании единого следственного комитета? Только будет единое управление следствием. Что это может повлечь за собой – выводы можете делать сами. Чтобы реорганизовать следствие – основания определенные есть. Изменения в организации предварительного расследования преступлений нужны, проводятся, и будут проводиться. Для чего это нужно? Естественно, для повышения эффективности. Чтобы сокращать сроки для привлечения виновного к ответственности и для уменьшения затратности. Надо сокращать материальные и людские ресурсы.

После этих слов генерал наконец-то понял, что говорит совершенно противоположное тому, что только что произносили его помощники. Тогда он резко завершил:

- Но создание единого следственного комитета это не решит!

Бесценный казахский опыт

Чтобы блеснуть «фактурно», милицейские следователи апеллировали к «зарубежному» опыту: (краткое содержание)

В качестве весомого аргумента привели пример Казахстана, где несколько лет назад создали ГСК – Государственный следственный комитет, который объединил следователей всех ведомств. Но затем им понадобился свой информационный центр, потом изолятор временного содержания (ИВС) и следственный изолятор (СИЗО). И через 2–3 года ГСК превратился в структуру, дублирующую МВД. Правительство Казахстана, по просьбе руководства ГСК и МВД, отказалось от этой идеи. Население положительных результатов от работы ГСК не почувствовало, от этого не стали лучше раскрываться ни квартирные кражи, ни автоугоны.

Признаться, даже пучеглазые молоденькие журналистки, пригнанные на конференцию от «правильных» федеральных СМИ, хоть и не совсем понимали, о чем говорится на пресс-конференции, но уловили какое-то «легкое замешательство». Хоть раз лицезрев «Секретные материалы», и некоторые голливудские фильмы, они знают, что ФБР – контора штатовская. И работает, как раз весьма недурно. Почему вспомнили Казахстан? Для расширения кругозора? Неужели Россия может сравнивать и должна равняться на сею страну (казахи – без обид!) Может быть референдум проведем, где бы хотели жить россияне – в Америке или Казахстане?

Или не надо референдумов – ответ итак понятен? Так что за откровения от следователей такие? Зная ситуацию изнутри, я так вообще офигевал, извините за выражение.

За и против

Там, весной в «Интерфаксе», я понял, что генерал Аничин из СК МВД просто поддерживает своего коллегу из Следственного комитета при Генпрокуратуре Александра Бастрыкина, который неделей раньше также выступил против создания «русского ФБР», заявив:

– Идея мне не представляется конструктивной. Больше – не всегда значит эффективнее и лучше.

К слову, такая позиция Бастрыкина идет вразрез с позицией его непосредственного начальника – Генерального прокурора РФ Юрия Чайки, который еще в начале 2008 года заявил на встрече с журналистами:

Я активный сторонник создания единого Следственного комитета, куда вошли бы следователи МВД, ФСБ, Наркоконтроля и Прокуратуры.

Почему подчиненные генпрокурора перечат воле своего руководителя? Ведь пока СКП структура в составе генпрокуратуры, как и везде – решение начальника – закон. Или за несколько месяцев после слов Чайки что-то изменилось?

Продолжаем слушать Аничина: «механическое объединение существующих следственных подразделений эффективности не прибавит, более того, на определенный срок – на год–полтора следственная работа будет если не парализована, то в значительной степени снижена».

– По закону разделена подследственность, – объяснял генерал. – К компетенции МВД относятся более 100 статей УК, примерно столько же у прокуратуры, меньше – у ФСБ, еще меньше – у Наркоконтроля. Поэтому и существуют разные ведомства, занимающиеся теми видами преступлений, которые им определены. А представьте, если мы создадим единый следственный комитет. Он возбуждает уголовное дело. А кто будет проводить оперативную работу? Сотрудники других ведомств. Начнется распыление ответственности. – Сегодня за «свои» категории преступлений отвечает все ведомство, оно и работает на конечный результат, на выявление виновных и привлечение их к ответственности. Понимаете, в этом смысл, посему сейчас существует такая система, и пока она оптимальна, – заверил начальник СК МВД.

Как ведомство ляжет

О слиянии следствий в «русифицированный ФБР» вновь заговорили с приходом к власти нового президента.

Свежа в памяти «большая стирка» силовиков в мае этого года, когда генералов увольняли списками, даже героев России. «Чистка» происходила на стыке передачи власти от Путина к Медведеву. На паритетных началах. Сейчас гуляющие слухи молвят, что с весны прошло достаточно времени, и у нового президента образовались собственные новые планы относительно управления силовыми структурами.

Традиционная ли «информутка» новое сообщение о слиянии следствий и «кадровых перестановках силового блока правительства», или «дыма без огня не бывает» - не ясно. Сведения, попавшие в СМИ, исходят, якобы от «информированного источника».

Свой прогноз мне эксклюзивно дал руководитель центра военного прогнозирования, член общественного совета при министерстве обороны, известный эксперт в оборонно-правоохранительных делах Анатолий Цыганок:

  • Слияние следствий с точки зрения реальной безопасности — возможно. Но с точки зрения ситуации в России, думаю, нет. В Конституции говорится об отдельной работе каждого ведомства. Мое мнение — нужно создавать объединенную структуру, которая бы пользовалась всей полнотой власти. Опыт американского ФБР положительный. Сейчас же даже в СИЗО каждая структура ведет свое расследование по одному эпизоду. Но есть закон, и следствие должно идти в едином ключе. Бывший президент сказал, что все реформы закончились. Как дело повернет новый президент — никто не знает. Мне кажется, что он все-таки зависим от старого президента. И каких-то изменений не произойдет. Вопрос в том, как силовые структуры относятся отдельно к Медведеву и к Путину. Если премьер-министр и президент найдут взаимопонимание — последует решение. Если нет, в ближайшее время ничего не произойдет.

Как я попал между следствий

Далее произошли интересные события. Есть такой известный журналист-депутат Госдумы Александр Хинштейн. По разным вопросам, работая в Москве, приходилось с ним сталкиваться. Однако на прямой мой вопрос по телефону: «Что за «любовь» такая у вас к СКП?», Хинштейн мне так и не ответил. Зная его опыт «сливной работы» (с хорошими сведениями), разобраться – мочит ли он СКП в угоду создания «Руссо ФБР» или просто так – чтоб было, так и не понял. Но попал в интересную историю.  

Сначала вышел странный эпизод с пресс-секретарем СКП господином Маркиным, когда спутав меня с кем-то другим, сей чиновник вместо того, чтобы ответить по телефону на вопросы о причинах, из-за которых в России никак не объединят следствие и не создадут структуру - свой аналог ФБР, Маркин стал угрожать мне по телефону. Тому были свидетелями 3 человека из московской редакции, в которой я работал. СКПшный пресс-секретарь не подозревал, видимо, что я не только писал все разговоры на диктофон, но и включил громкую связь. При этом человек, имеющий отношение к Генпрокуратуре, который дал мне номер телефона Маркина и сидел в это время рядом, слушая своего коллегу, просто обалдел.

Пресс-секретарь СКП инкриминировал мне диагноз шизофрении только из-за того, что я осмелился задать ему вышеуказанный вопрос. Обалдевший мой сосед обещал при следующем походе в баню с Маркиным ему это припомнить.

Когда разобрались, мне передали некий материал-мочилово на Хинштейна. Посоветовавшись с главредактором, мол, стоит ли овчинка выделки – мы публикуем «бредовый слив» на «некого Хиню», взамен нам будут выдавать пачками эксклюзивы самых громких расследований в стране. Решение оставили за мной. От «эксклюзивных пачек» я отказался. Приведу лишь несколько самых безобидных выдержек из этого «слива» на «некого Хиню»:

«…О роли душевнобольных людей в истории написано много. И это вполне объяснимо. Потому что именно они своим неординарным поведением в одночасье могут повернуть весь ход исторического развития человечества.

…При дворе каждого очередного государя обязательно появлялся некий душевнобольной психопат, который выполнял роль «оракула». Постоянно вводя своего «патрона» в магический раж, этот, так называемый, «оракул» пытался предсказывать судьбу государю и его ближайшим родственникам. При этом, конечно же, не забывая о своих собственных интересах.  

… Возникает вполне закономерный вопрос: почему же так востребованы были во все времена душевнобольные советники, выполнявшие роль кликуш-оракулов? Неужели правители государства Российского не в состоянии были обойтись без услуг этих «слуг Диавола»? Почему наиболее значимые решения всегда принимались под воздействием того или иного очередного психопата?

… Признаки шизофрении у Хини были обнаружены еще в детском возрасте. В 12 лет он попал в психиатрическую больницу, где врачи отметили его совершенно неадекватное для данного возраста поведение. Он постоянно кричал, что хочет домой к маме. И тут же признавался, что дома плохо себя вел. И за маму очень переживал. «Она не доживет… я её замучаю» - сознавался маленький Хиня. Он изводил мать угрозами выброситься с балкона, частенько хватал нож и резал себе запястья. Ну, чего не сделаешь ради достижения поставленных целей?

…. Его «понесло» на решение проблем прокурорского надзора и следствия. При этом он, как обычно бывает в таких случаях, объявил себя «советником» главного прокурора страны. И решил подлить масла в огонь довольно непростого спора профессионалов, обрушившись с «праведной критикой» на одну из сторон...»

Далее продолжать не буду. Самое главное, что насторожило меня в момент принятия решения – поддержать ли публикацию сих «откровений», если «некий Хиня» так взялся за «некий СК», почему этот СК не может ответить ему по закону? Закрыть редакцию или взять «за жабры» «зарвавшегося» журналиста у нас властьимущим структурам никогда не было сложно. Тем более, когда обида исходит из такого ведомства.

Что же до Хинштейна, я, как и многие другие, весьма громко ржал, читая его статьи в «МК», где он рассказывал о том, что СКП просит для укрепления материально-технической базы пулеметы, гранатометы и т.п. Последний «удар по СКП» был на днях – «злейший друг СКП» опять «поковырял» в скандалах СКП – связанных с «прессовкой» руководства Госнаркоконтроля и своих же подчиненных, «забуксовавших» в этом деле.

Побывав между «Хиней и следствием», при этом выслушав в адрес друг друга от них ТАКОЕ, поймал себя на мысли, что, конечно, предполагал, что у нас бардак, но…

И мысль о создании отечественного ФБР сразу стала еще более призрачней.

Луизиана ком бэк!!!

Теперь поведаю о ситуации, сложившейся в «некоторых подразделениях МВД», свидетелем которой был лично. В «пехотных должностях» некоторых подразделений МВД, НЕ БЕРУЩИХ сотрудников просто нет. Речь идет не только о взятках, но и о «вымывании карманов», мародерстве на месте преступления и т.п. Это как само собой разумеющееся. Если при «обкатке» молодой сотрудник начинает «не адекватно» себя вести, отказываясь (для начала) брать «допзарплату», его прячут вечным дневальным внутрь подразделения при дежурной части (на входе). На посты с ним никто ходить никогда не будет. И ставить, соответственно его туда – тоже уже не будут. Не берет – значит, «стучит» – такая вот «погонная аксиома». Что до ДПС, нередко проверяющий посты командир роты/взвода приезжает к своим подчиненным «стрельнуть», денег, которые, естественно, он никогда не вернет. А спросишь вернуть «должок» - готовься стать «посмертно дневальным».

Сами милиционеры не отрицают в неофициальных разговорах, что да, система полностью себя изъела. Коррупция идет с самого верху, о чем журналисты периодически и пишут. И что? И ничего! А кто должен за этим следить? Прокуратура? Разные СК? Сами поняли, что подумали?  

Шанс стать некой «околофэбээрной» структурой был у РУБОПов. Набирающую силу структуру боялись не только «профильные клиенты» в лице бандитов, но и милиция и прокуратура. Сколько раз убоповцев пытались подмять под себя то областные власти (кто помнит историю с Любимовым?), то захомутать местные МВД-наместники. До создания «аналога ФБР» оставался один шаг – независимое переподчинение напрямую, например, совету безопасности при президенте страны. Могли. И попытки такие были. Но что вышло? РУБОП превратился вместо этого в дублирующее строевое подразделение УВД регионального масштаба, а «гроза бандитов» СОБР – в Отряд Милиции Специального Назначения (ОМСН), «действенный заменитель» ОМОНов (которые из подразделений по охране общественного порядка превратились в боевые военизированные подразделения для борьбы с терроризмом на Кавказе).

Последний штрих истории в угоду опочившему СОБР-РУБОПу – когда одного авторитетного бандита в 90-х ребята приехали брать к нему на хату, тот забрикадировался, и пока бойцы ломали дверь, тот успел позвонить большому милицейскому начальнику области, мол: «Это действительно меня милиция «берет»? Тот через минуту перезвонил: «Да, это действительно СОБР, сдавайся спокойно». Итогом операции стала поимка бандита, которого через несколько дней странным образом из изолятора милиции отпустили, а еще через непродолжительное время объявили в международный розыск.

Павлины говоришь? ХЕ!

Нет ФБР – нет коррупции

Мытарства с созданием «русского ФБР» похожи на возникновение антикоррупционного закона в России.

За 16 прошедших лет в стране даже не выработали юридического определения коррупции!

 Еще прошлой весной я попал на встречу с журналистами самого публичного борца с коррупцией, трижды депутатом Госдумы, первым заместителем председателя Комитета ГД по безопасности Михаилом Гришанковым, который в очередной раз проанонсировал антикоррупционный закон. В огромном зале «Известий» на Тверской в Москве было меньше 10 журналистов. Просто уже надоело.

История вопроса такова:

С начала 1990-х годов было внесено несколько законопроектов о борьбе с коррупцией:
В 1992-м году – в Верховный Совет был внесен закон «О борьбе с коррупцией».
В 2001-м – в Госдуму внесли «Закон о противодействии коррупции». В 2002-м он прошел первое чтение, и на этом все завершилось. Спустя два года, в 2004-м, Любовь Слиска инициировала рассмотрение нового проекта «Закона о противодействии коррупции», а в 2005-м инициатором очередного законопроекта стал уже Борис Грызлов.

Затем были «всплески» 2006 и 2007 года. Последний – с приходом нового президента. До мая была дана команда выработать антикоррупционный закон. СМИ трещали по швам от усердия, сообщая «новость». Потом тишина – до прошлой осени. СМИ опять затрещали – президент дал команду отправить пакет законодательных нормативов антикоррупционного толка. Отправили. В Думу. И куда? К Гришанкову же – по профилю!

А когда въедливые журналисты на той весенней пресс-конференции стали закидывать Михаила Игнатьевича вопросами: «А что такое коррупция?», депутат смутился, долго подыскивал слова и заявил, что не готов ответить.  

Почему за 16 лет закон о борьбе с коррупцией так и не принят, Гришанков объяснил «активным противостоянием бюрократии». На мой вопрос: «Будет ли реально исполняться закон в случае его принятия?» Гришанков ответил: «Чиновники готовы его исполнять».

Знаете, как это называется? Отмазка. Готовы исполнять и работа закона – разные вещи. Я готов лететь на Луну, но это же не факт, что полечу?

Зато Гришанков вспомнил, что в 2004 году, будучи председателем комиссии по противодействию коррупции Госдумы, они сделали «сильнейший ход»: решили заменить в названии комиссии слово «борьба» на «противодействие».

«Оно глубже и шире, функций гораздо больше», – гордо делился он с журналистами.

Да, что-то там в Госдуме в конце года, кажется, приняли. Что мы все, естественно резко и ощутили.

ФБР в России не будет

Не знаете, почему в органы госбезопасности не берут сотрудников, имеющих опыт работы в милиции? Попробуйте догадаться. Просто «практика» больно «хорошая».

Причем, придя с армии, после горячих точек, многие ребята искренне желали бы навести в стране порядок. За что воевали? Взять за одно место и паразитов в погонах, и тех, кто должен за этими паразитами следить. И по делам особой важности проводить следствие так, чтоб не стыдно было Фемиде в повязку глядеть. Но… Русский ФБР в ближайшее время вряд ли появится. Пока население не осознает себя и свою жизнь главнейшей ценностью в стране, или просто хотя бы пару раз не прочтет Основной закон страны, какой там…

Хреновую, чего уж там – не до этики, весть принес я в ваш дома ребята. И самое обидное – имею представление о предмете разговора…

Дмитрий Флорин

Ветеран боевых действий, бывший боец спецподразделения.

P.S. Дописал материал. Увидел у тещи на столе газету «Родной город». В рубрике «дежурная часть» читаю должность комментатора: «…старший следователь железнодорожного межрайонного следственного отдела следственного управления следственного комитета при прокуратуре Российской федерации по Рязанской области…»

А вы говорите ФБР. Люди уже визитки напечатали, наверное. И судя по длине названия должностей, визитки вышли не маленькие, соответственно – не дешевые. Их тоже можно понять. Надо ж визитки использовать.

 

 

 

2/10/2011
Дмитрий Флорин

2/10/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube