Школа (За бруствер)

Интеркавказ продолжает "превью-публикации" книги "За бруствер", приглашая всех неравнодушных участвовать в планировании оставшихся недописанных глав произведения.

Второе "превью" посвящено школе села Зандак Ножай-Юртовского района Чечни. В которой располагался укрепрайон федеральных сил . Автор книги и редакция сайта ждет ваших откликов:

Это сюда, значит, детишки в школу ходили до войны. Красиво тут – горы кругом, воздух шикарный, а видыкартины писать. Закроешь глаза, сядешь в тени и представляешьбегут в школу, спотыкаются, опаздывают. Звонок. Классы. Здравствуйте дети. Сегодня новая тема. Глазки хлопают. Новая тема и двоечникам интересна – она же новая. Может и двоечником перестанет быть. Может, в теме все дело то и было...

После уроков со школы. Кучками, Ай, кто-то на коленях штанов формы дырку протер когда упал – тут каменистая такая почва. Родители ругать будут. Завтра опять в школу и так до каникул.

Теперь тут все по-другому. В селе были бои. Оно несколько раз переходило из рук в руки. Многие дома даже восстанавливать не сталинечего там уже восстанавливать. Еще где народу в доме много погиблоот мины или бомбы, из тех домов оставшиеся в живых ушли. В разных частях села укрепленияокопы, обильно усыпанные гильзами разных калибров. Часто боеприпасы находят там неразорвавшиеся. Гранаты. Иногда дети там подрываются.

Война прошлась по селу катком и часть ее застряла в школе. Именно школа стала визуальным представителем происходящего вокруг.

Теперь тут, в основном, другие дети. Много, которые только год-два назад сами школу окончили. И опять в школу. Только двоек тут не ставят. По морде сержант даст, туалет заставит чистить, в яму на ночь посадят – в наказание. Или подстрелят на спецоперации, или на той же крыше ночью.

И не «вызовут родителей», а «пошлют к родителям». Сначала в мешке, потом в более «парадной» цинковой упаковке.

Школа по периметру была увита колючей проволокой и «путанкой», висящей и распределенной по столбам периметра. С «парадного въезда» кто-то еще натаскал тяжелых железяк из котельнойуложил вдоль периметра. И кольев заостренных по периметру навтыкали. Как римляне. Солдатики на колючку навесили пустых консервных банок – эта «примочка» еще, наверное, с Первой мировой идетестественная сигнализация. Если колючка дергаетсябанки звенят. С внутренней части периметра брустверы и окопы. Из окоп тут целая система, как в муравейнике. Можно шляться вокруг школы, не выходя на поверхность. В окопах ДОТы, огневые точки, «карманы» для раненых и трупов.

***

...Из этого помещения вела деревянная сколоченная с досок лестница на крышу. Дыру в крыше делали, видимо первые «поселенцы» - и по ходу они делали ее направленным взрывомдыра с рваными краями и некоторые камни были оплавленные.

А вот на крыше – РАЙ. 

   Солдаты установили на крыше несколько огневых точек. Тут же у них стоит СПГ – страшная штука, стреляющая с очень хорошей точностью. Станковый противотанковый гранатомет.

Правда, когда он стрелял, казалось, это были последние минуты здания. Либо казалось, что было попадание в школу. Когда он стрелял, школа от удара плевалась кирпичами, находящиеся внутри получали, в лучшем случаенесколько камней на голову, из щелей между плит, в худшемна людей падали кирпичи.

СПГ стоял на крыше, а выстрелы к нему, похожие на огромные иголки, лежали в ящике рядом, каждый выстрел – в отдельном целлофановом герметичном пакете.

С крыши школы открывался вид, от которого с непривычки или под достаточным количеством алкоголя, можно было забыть что вокруг война.

Горы, заснеженные сверху, серо-зеленые книзу, желтые серпантины горных дорог, россыпь домиков сел, вид на реку Ярык-Су, по которой мы катались на своем броневике, но у которой пойма была таких размеров, что залей ее водой – тут может подводная лодка проплыть.

Вид был фантастический. Еще в первый день кто-то сказал: «Красоты здесь какие кругом. Не поехали бы на войну – и не увидели бы никогда».

Другой тут же ответил: «Я лучше у себя дома в окно на родную помойку с большим удовольствием посмотрю»,

В чем то он был прав. Если бы тут не было войны и я приехал по турпутевке – я был бы счастливым человеком даже только от окружающего пейзажа. А когда каждый день под прицелом. Не до красот как-то.

А ночью, вылезая на крышу, ты окончательно попадал в сказку – в горной темноте, в разных местах были рассыпании огни селений. Они мерцали и переливались, как драгоценные камни на свету.

Я таких красот раньше нигде не видел.

В голове ежедневно всплывала мысль: «Ну как тут воевать? Тут картины надо писать, стихи, кино может снимать…»

Поэтическое окружающее никак не вписывалось в реальность действительности. Вылез на крышуты в раю. Какая тут война? Да не может того быть! Мы все сумасшедшие! В мире столько красоты, зачем мы убиваем друг друга и ведем эти сумасшедшие войны?

***

Через почти 10 лет, в Литве, встретил человека, который преподавал в этой школе до войны. И воевал во время войны с нами же. Узнали мы об этом случайно – в разговоре.

Потом я ему показывал фотографии его школы изнутри (снаружи, думаю, он и через оптику на нас насмотрелся), он рассказывал, что где было до войны, и какая у них была хорошая школа.

И вот, что я думаю. В школе должна быть школа. А не люди с полусъехавшими крышами с оружием.

Выросло целое поколение чеченцев, все детство которых шла война. Школ не было. Что мы им можем сказать? Почему у них такая жизнь и почему у большинства из них погибли родители? И за что их приговорили к такой жизнивидеть вещи, от малой части которых любой взрослый нормальный человек сойдет с ума или умрет от инфаркта со страху…

(Интеркавказ: отрывки из еще не изданной книги будут публиковаться и далее).

 

 

 

17/9/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube