МОЙ БЕСЛАН

1 сентября мне трудно писать о чем-либо кроме 1 сентября в Беслане. И не писать не могу. В прошлом году в этот день вспомнила о том, что побудило меня тем страшным утром позвонить Ахмеду Закаеву в Лондон.

2 сентября 2004 эти неожиданные переговоры продолжились. Нам помогли найти Ильяса Ахмадова, министра иностранных дел Масхадова. Было еще одно интервью, которое я пока не могу найти из-за многократных конфискаций наших компьютеров. Ахмадов также выступил с осуждением террора по отношению к мирным невинным людям. Утром 3 сентября была надежда, что начнутся переговоры. Мы узнали, что Аушев и Дзасохов приняли свое политическое решение. Они вечером 2 сентября вышли на связь с Закаевым. Стало известно, что Масхадов был в полной готовности присоединиться к штабу по спасению заложников. Обратите внимание: присоединиться. Кроме того, 2 сентября в школу вошел бывший президент Ингушетии Аушев и вывел 26 заложников.

А потом начался кошмар. Некто, хотя им мог быть только Верховный главнокомандующий, отдал приказ о штурме силами 58-ой армии. Если кто-то подзабыл, напоминаю, что в штурме участвовали два танка. Они вели огонь по школе, в которой еще были заложники. А по броне стучали женщины, мамы... "Прекратите стрелять"... 

Несколько цитат из материалов, собранных жертвами...

"Установлено, что по школе применили РПО-А и РШГ-1, РШГ-2, РПГ-26, ПГ-7ВЛ, и тяжелую технику. Об обстреле здания школы извне говорили свидетели и заложники:

Заложник Томаева Л.А.: «Люди не могли подняться и начали гореть»;

Заложница Гагиева И.А.: «От пожара сгорело много людей, много было раненых и оглушенных»;

Заложница Дигурова А.Г.: «Был взрыв, какой-то мощный. Пожар одновременно. Такая высокая температура там была»;

Заложница Джериева С.Т.: «После второго взрыва вообще все горело»;

Заложница Кочиева Ф.А.: «Я видела, как люди горели. Я сама горела»;

Заложница Дзандарова З.С.: «Было много раненых. И многие бы выжили, если бы не сгорели в спортзале»;

Заложница Дзбоева З.В.: «Был сильный огонь извне. Школа рушилась, когда стреляли»;

Свидетель Сабанов А.Т.: «Я видел как подогнали танк и он стрелял по пристройке. По времени это было ближе к 16»;

Свидетель Дауров О: «Танк стрелял в том районе, где столовая»;

Свидетель Хаев А.С.: «Я видел танк, как он стрелял»;

О том, как по людям стреляли из танков, о том, как горела школа вместе с людьми, мне впервые подробно расскали в октябре 2004 года. Меня попросили передать коврик, сотканный какой-то мастерицей из Албании. Я знала, что на ноябрь запланирована поездка в Беслан, а потому решила, что обязательно должна отвезти. Однако, в Москве мне сказали, что одна из первых групп заложников находится в одной из клиник на психологической реабилитации.

Там я познакомилась с Анжелой. Ее сын "чуть-чуть" обгорел. "Мы сидели у самого кольца, под которым было прикреплено взрывное устройство. Но прогремело что-то над нами. Мы упали на пол. Я прикрыла собой мальчика. Потом с потолка  стали падать какие-то странные хлопья. Серые. Я поняла, что их надо стряхивать, потому что, полежав чуть-чуть на коже, они начинали прожигать ее".

Тогда же Анжела рассказала о том ужасе, видетелем которого стал ее муж 1 сентября. Его, как и нескольких других мужчин, террористы вывели из зала практически сразу после захвата. Их посадили на карточки вдоль стены. И вот тогда они стали свидетелем бунта внутри группы террористов. Кто-то стал требовать отпустить детей, потому что "они не шли воевать с детьми". Бунт был пресечен безжалостно. "Полковник" расстрелял самого непослушного. И привел в действия пояса, начиненные взрывчаткой, на двух женщинах - членах группы. Их размазало по стене класса.

Анжеле удалось вынести сына. Но в школе сгорела их подруга. У нее не было детей. Она была молода. Дружила с Анжелой и относилась к ее сыну как к своему младшему брату. В тот год именно она купила ему первый школьный костюм. Отпросилась с работы в парикмахерской и пришла на школьную линейку.

Анжела заплакала только когда заговорила о родителях своей подруги, у которых та была единственной дочерью.

  В ноябре 2004 года я приехала в Беслан. Мы снова встретились с Анжелой и ее семьей. Они привели меня в школу. Она была запорошена снегом. Не только ее стены были пропитаны ужасом. Мы наталкивались на ужас, переходя из класса в класс. Детские туфельки до сих пор валялись повсюду. Через спинку стула был переброшен женский бюстгальтер. Обрывки белых блузок... Я не могла понять, а проводились ли вообще какие-то следственные действия в этом свидетельстве кошмара людей. Я не могла помыслить о том, что в школе номер один в конце ноября 2004 года будет еще столько вещдоков. В том числе, ошметки биомассы на стене того класса, о которую размазал взрыв террористок.

А потому для меня открыт вопрос о том, кто, кроме террористов, должен ответить за это злодеяние.

Несколько имен.

Возьмем, к примеру, В.А.Андреева - руководителя штаба по спасению заложников. "Руководство" ОШ Андреевым закончилось трагедией для заложников и для их родных. Этот человек сделал все, что сорвать процесс переговоров. В.А.Андреев знал о недопустимости использования недостоверной и, тем более, ложной информации в такой кризисной ситуации. Однако, он лично заявлял СМИ о значительно меньшем количестве заложников, провоцируя тем самым террористов на новые преступные действия в отношении заложниковВыжившие свидетельствуют, что ложь о количестве заложников, запущенная ОШ и растиражированная в СМИ, радикально изменила отношение террористов к заложникам. Андреев скрыл показания сбежавших в первый день заложников и Л.Мамитовой о реальном количестве заложников. Также он несет отвественность за применение оружия неизбиного действия в ходе антитеррористической операции по освобождению заложников в школе №1 г.Беслана.

У жертв Беслана есть информация о том, что 2 сентября заместитель министра МВД РФ Паньков М А. уведомил президента Дзасохова  о том, что у него есть приказ арестовать его в случае, если он пойдет на переговоры о спасении заложников

Кем именно был отдан этот приказ не известно до сих пор.

На 3 сентября силовые структуры оказалтсь не готовы к ведению боевой операции по освобождению заложников.

3 сентября 2004 года ОШ применил силовой вариант выхода из кризиса: по крыше спортзала с востока и по подоконнику 1-го окна с запада были произведены два выстрела из РПО-А и РШГ-1, что спровоцировало пожар. ОШ не обеспечил тушение возникшего пожара, в результате которого возможно ещё живые заложники погибли.

Как следует из материалов дела и из показаний свидетелей на суде по делу Кулаева, 3 сентября 2004 года бойцы группы «Альфа» и «Вымпел», по распоряжению генералов ФСБ РФ, были направлены на полигон (п. Спутник), для отработки взаимодействия. А потому «альфовцы» и «вымпеловцы» опоздали на 50 минут к началу штурма. Такое решение было крайне некомпетентно и стоило жизни многим заложникам и спасателям.

По прибытию спецподразделений к школе, «альфовцы» и «вымпеловцы» вынуждены были вступить в бой с боевиками без средств индивидуальной защиты, что привело к потерям также и среди них. Генералы Тихонов А.И., Проничев В.Е. и Анисимов за это ответственности не понесли.

Эти и многие другие факты были неоднократно озвучены перед российским и международным сообществами представителями организации Голос Беслана.

Пока результатом стало преследование именно тех, кто требует отвественности для всех виновных.

1/9/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube