Как мы Путина на Кабаевой женили

Конец начала: как убили Московского корреспондента за известие о счастье сильного мира сего.

Я понимаю, первое на что все хотят получить немедленный ответ: «Так что, правда?» Это первое, что у меня всегда спрашивают люди, которые узнают о том, что я работал в том Московском корреспонденте в 2008 годуПравда, что именно? Что ФСОшник, возивший олимпийскую чемпионку Алину Кабаеву в Кремль потом сильно пожалел, что не держал язык за зубами? Или что редактора таскали в ФСБ? Или что ФСБшники сорвали портрет Кадырова со стены редакции и стали топтать? Что именно вас интересует? Это очень сложная история.

И именно поэтому хотелось бы начать с конца. Нас закрыли два раза в течение 2008 года. И вот что я скажуни дня не жалел, что работал в том издании, потому что живее, профессиональнее и интереснее изданий я не видел. Москор это было особенное. Сначалавулканическая ежедневка, разбирающая на молекулы Юру Лужкова, чего к тому времени не смел никто. Это потом, когда дали команду, гаврики с госканалов устроили плохо и скоропостижно склеенную телекарикатуру. Москор мочил Лужкова профессионально, фактурно, с историями людей, с мощными опасными репортажами, с обличающими очерками и сенсационными расследованиями.

Возможно «арт-мозг» редакции в лице Игоря Дудинскогомонстисиммо отечественного таблоидного исскуства, порой и перегибал — как в истории с «адскими макаронами от Лужкова», но боже — как он красиво и элегантно это делал!

1 ноября 2008 года был необычным пьяным днем. Нас убили второй раз. На этот раз все списали на кризис, хотя причины там были другие. И те, кто успел закрыться весной после скандала с Путиным пили вдвое больше. Потому что мы уже знали что такое безработица, и как относятся к бывшим сотрудникам «наехавшего» на НЕГО издания при приеме на работу. Почти как к оправданным на Нюрнбергском процессе нацистам.

А что, собственно мы сделали? Интеркавказ детально опишет, как появилась эта статья и что происходило после. Неделю Москор был в предчувствии чего-то: то ли нас взорвут или перестреляют, или посадят, то ли мы своим примером покажем, что что-то аподобие свободы слова есть и у нас. Владимир Воадимирович — а в суд, если клевета? Ну или как там у нас делаетсябольшой поклонник ВВП пусть в суд бы подал, или там администрация. Но чего уж так совсем по понятиям-то?

А что пережил банкир Лебедев, представляете? Не потому ли второй раз Москор, едва встав на ноги, был скоропостижно «хакнут» под предлогом финансового кризиса. И тут же господин Лебедев покупает Independent в Лондоне. Что-то почувствовал? И к чему эти понты про «один фунт стерлингов», когда обеспечение работы издания стоит миллионы?

И вся эта англомедийная красота на фоне невыплаты уже заработанных гонораров сотрудникам закрытого Москора. Свадебные агенты так не живут.

Лебедев: Я его породил, я его и...

Что до нас — мы хороший урок получили. Жаль на своем примере — что дозволено ферзям, негоже рассказывать пешкам. И знаете что самое забавное? После той статьи в Москоре о свадьбе Путина и Кабаевой прошло несколько дней тишины. И в один из этих дней редактор издания Григорий Нехорошев выдал так: «Ну и что? Свадьба — уже несколько человек звонили, непростых человек и говорили: «А вы что не знали?» Это уже многим известно».

В том то и «прелесть» России, что все могут все знать, даже обсуждать, но вот если «тема пойдет» более широко — и окажется, что кто-то реально смог расположить свой язык и голосовые связки для произношения слов: «А у короля-то голый!», тотчас оказывается, что это вселенская сенсация и вот уже одни смеются, другие защищают, третьи с интересом наблюдают и переживают — когда же уже король подойдет и этим своим голым всех накажет.

А в том, что накажет, как то вроде бы никто уже и не сомневается. Как тот ФСОшник, который возил Кабаевуон то сказал то, что обсуждали все. Но за язык подвешивают не тех, кто сказал, а кто попался.

Справка:

«Московский корреспондент» — газета, издававшаяся с 1 сентября 2007 года до 29 октября 2008 (с перерывом вапреле - сентябре 2008). Тематика газеты — Москва и её жизнь. Изначально «Московский корреспондент» выходил ежедневно, кроме воскресений и понедельников. С 30 сентября 2008 и до закрытия газета выходила в формате еженедельника тиражом в 20000 экземпляров.

В апреле 2008 года газета получила широкую известность из-за скандальной публикации. 12 апреля 2008 года, накануне съезда «Единой России», на котором Президент России В. В. Путин должен был возглавить партию, в субботнем номере газеты «Московский корреспондент» вышла статья о якобы произошедшем в феврале разводеВладимира Путина и готовящемся его бракосочетании с Алиной Кабаевой. Автор ссылался на близкого друга руководителя компании «Арт-менеджмент центр Карнавал», которая организует корпоративные праздники. По его данным, уже объявлен закрытый тендер на право проведения бракосочетания; свадьба якобы уже назначена наТ роицу, которая в 2008 году приходится на 15 июня.

Слух стал распространяться рядом европейских СМИ.

16 апреля 2008 года владелец газеты А. Лебедев в интервью на радио «Эхо Москвы» на вопрос журналиста «обществу в принципе нужна информация о личной семейной жизни наших руководителей?» ответил: «Безусловно, я даже к такому интересному выводу пришел, что вообще рейтинг высокий лидера — это более опасная вещь для общества, чем низкий рейтинг. Вот рейтинг Ельцина 6 % во время выборов гораздо более позитивная история, поскольку это не сакральный лидер, десакрализирован.

Он как бы такой же как мы, у него все в жизни бывает так. Другое дело, что если вы меня спросите, правда это или нет, — не похоже. Мне кажется, что тут какое-то странное стечение обстоятельств, звезды так расположились, что довольно безобидная статья на безобидную тему, на которой можно посмеяться. Можно извиниться, если кто-то в семье обиделся. Это вполне понятно.»

17 апреля главный редактор «Московского корреспондента» Григорий Нехорошев в интервью на радио «Свобода» сказал: «<...> во-первых, публикация оформлена все-таки как слух: там везде стоят вопросы, там везде есть слова „якобы“. Это раз. Во-вторых, эта информация пришла от сотрудника, которому я доверяю, как самому себе. И писал эту информацию человек тоже очень профессиональный — Сергей Тополь.»

Ответ В. Путина 18 апреля на пресс-конференции в Сардинии на вопрос о публикации в «Московском корреспонденте» был встречен аплодисментами итальянских и российских журналистов:

«В том, что вы сказали, нет ни одного слова правды. Вы упомянули статью в одной из наших бульварных газет. В других публикациях подобного рода упоминаются и другие успешные, красивые молодые женщины и девушки. И думаю, что не будет неожиданным, что я скажу, что они все мне нравятся. Также, как и все российские женщины. Думаю, никому не будет обидно, что я скажу, что я лично считаю, что наши российские женщины самые талантливые и самые красивые.

Если кто и может составить конкуренцию, то это могут быть только итальянки. Мне, конечно, известна избитая фраза и штамп, что политики живут в стеклянном доме. И общество, конечно, вправе знать, как живут люди, которые занимаются публичной деятельностью. Но и в этом случае существуют, конечно, какие-то ограничения. Существует частная жизнь, вмешиваться в которую никому не позволено. Я всегда отрицательно относился к тем, кто с каким- то гриппозным носом и со своими эротическими фантазиями лезет в чужую жизнь».

20 апреля обозреватель отдела культуры «Московского корреспондента» Лев Рыжков в авторском тексте на сайте «Литпром» заявил, что текст про Путина и Кабаеву был придуман с целью закрыть пустующее место в готовящемся к выпуску номере:

"В чьей именно бредовой голове родилась мысль о том, чтобы поженить президента и спортсменку, я не знаю. Честно. Официально авторами значатся два журналиста. Но придумали это не они. Это совершенно точно. В общем, так или иначе, свершилось. Путиным заткнули дырку...»

Информацию продублировал в своем блоге обозреватель отдела политики газеты Роман Могучий, покинувший издание в день публикации статьи о президенте. В комментариях к тексту Рыжкова Могучий не стал подтверждать или опровергать версию Рыжкова.

18 апреля 2008 года гендиректор «Национальной медиакомпании» Артём Артёмов сообщил о решении «приостановить» издание газеты «Московский корреспондент», сказав, что решение он принимал сам, поскольку

«Газета убыточна, распродается не более 45 % тиража, а средства в нее вложены огромные. Я отказался переводить очередной ежемесячный транш на банковский счет газеты. Сейчас там находится около 4 млн рублей, чтобы рассчитаться с сотрудниками в соответствии с нормами КЗОТа».

Он также объявил об уходе в отставку главного редактора газеты[8]. Однако, в середине дня 21 апреля было сообщено, что газета продолжает выходить, а сайт издания возобновил работу.

В мае 2008 года А. Лебедев в интервью журналу «Коммерсантъ Власть» сказал: «<...> Неплохо бы разобраться, кто и зачем этот скандал организовал. Мы же взрослые люди. Не верю, что журналисты „Москора“, как они сами утверждают, просто так, по собственной инициативе, взяли и „пошутили“. Кому-то было очень нужно, чтобы такая фальшивая сенсация появилась именно в этой газете. А самое главное — раздуть это, донести до президента.»

18 июня 2008 в ряде СМИ появилось сообщение о том, что издание «Московского корреспондента» возобновится в сентябре. В последний день сентября первый выпуск обновлённой газеты появился в ряде московских киосков. Однако на этот раз тираж «Москора» оказался намного меньше того, что был у газеты в первый период её выхода, а количество киосков, продававших её, в масштабах Москвы было мизерно.

Новым главным редактором «Московского корреспондента» стал бывший журналист «Новой газеты» Акрам Муртазаев. 1 октября 2008 года он дал подробное интервью для «Радио Свобода».

30 октября 2008 Александр Лебедев объявил об окончательном закрытии газеты. Гендиректор холдинга «Новые медиа» (в него входили газеты «Московский корреспондент» и «Новая газета») Артём Артёмов в интервью газете «Коммерсант» заявил, что инвестор счел эксперимент с возобновлением газеты неудачным «как с финансовой, так и творческой точки зрения» и решил, что газету развивать нецелесообразно.

«Московский корреспондент» мертв и дело его мертво. И никто из рук умирающего бойца знамя не подобрал — страшно. А теперь представьте — вот прошло всего три года, кто-нибудь может помыслить о том, чтобы что-то подобное написать ПРО НЕГО. Да еще на такую мозольную тему? Не мы такие, время такое?

"Место женитьбы" - редакция Москора. 2008 год

Утро рабочего дня началось как обычно. Курилка, поболтали, посмотрели бумажный вчера сделанный сегодняшний номер — да все вроде гут. Пришел шеф — многие его панически боялись. Не знаю почему, может потому что высокий. Да все как всегда. До планерки. На планерке Григорий Нехорошев устроил разнос коллективу. Был весьма категоричен — не хватало газете «фишки». Устроим всем общую зачистку, редактор уехал, мол, придумаете идею — будет о чем говорить.

Вот тут и всплыла эта история по поводу ранее полученных сведений о заказе на свадьбу ЕГО и ЕЕ.

Сработало. Вообще вся эта история — чреда фантастических стечений обстоятельств. Так, видимо, сложились звезды. Кремлевские. Тема про свадьбу Путина и Кабаевой зарядилась. Малость приунывший после раздолбая на планерке коллектив ожил.

Нас приперли к стенке, и, как потом выяснилось — редактора приперли к стенке еще раньше. Всем было нужно, чтобы эта статья вышла и эти сведения были обнародованы. И шутки по поводу рыбалки Лебедева «в местах, где не принимает телефон», тоже не очень удачная. Да еще этот болтливый госохранник. За дело — тема номера есть, сведения есть — выполняйте свою работу. Стремно — но вы же журналисты!

Понеслась...

Продолжение следует.

 

 

17/10/2011
Дмитрий Флорин

Комментарии

Видео на Youtube